[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]

Ответ в тред 25820. [Назад]
 [ Скрыть форму ]
Имя
Не поднимать тред 
Тема
Сообщение
Капча Капча
Пароль
Файл
Вернуться к
  • Публикация сообщения означает согласие с условиями предоставления сервиса
  • В сообщениях можно использовать разметку wakabamark
  • На данной доске отображаются исходные имена файлов!
  • Разрешенные типы файлов: music, vector, image, code, pdf, flash, archive, text, video
  • Тред перестает подниматься после 500 сообщений.
  • Треды с числом ответов более 100 не могут быть удалены.
  • Старые треды перемещаются в архив после 40 страницы.

No.25820 Ответ
Файл: Snowy-Commuter-Train.jpg
Jpg, 78.45 KB, 750×500 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
Snowy-Commuter-Train.jpg
И так, анон, я наконец-то решился сделать это
В этом треде я буду выкладывать, по мере готовности, свой роман. Продвигаться он будет медленно и неторопливо, но я надеюсь, что смогу закончить его до того времени, как твоя, анон, борода поседеет, а о дваче будет помнить только три олдфага.

Теперь пара слов о том, что я, собственно, пытаюсь написать:
Роман будет состоять из коротких рассказов, законченных, но соединённых общей сюжетной линией. В общем и целом, это будет повествование о поиске выхода, не какого-то конкретного, но просто выхода из безвыходного положения, о его цене и, если так можно выразиться, духовной окупаемости.
Главных персонажей будет четверо, у каждого, на данный момент, есть более-менее проработанная биография, но всё ещё может поменяться энное число раз.
Место действия - город в заМКАДье, единственный способ покинуть который - железная дорога, однако на станции никогда нет билетов. Собственно, вся фабула как раз и крутится вокруг попыток героев покинуть этот город, пока что планирую придерживаться принципа "одна попытка на рассказ".

Тебя, доброанон, я хотел бы попросить покритиковать меня по части языка, логических несостыковок и всего остального.
Алсо, я был бы благодарен на ссылку с русским словарём для ворда (или русифицированный ворд), а то я боюсь вызвать приступы ненависти у граммар-наци.

Сразу же выкладываю описания первых двух персонажей, ещё двое будут завтра. Прочитав о них можно подумать, что скоро здесь будет история для эмо-девочек и херок, но это не так: остальные герои немного вменяемее.

Персонажи.

1. Константин Келеш – попал вместе с семьёй в железнодорожную катастрофу по дороге с Крыма, от бабушки, в Москву когда приблизительно в то же время летних каникул между 4ым и 5ым курсами института. Родители погибли сразу, сам полтора месяца пролежал в коме. Так началась его самостоятельная жизнь. Не с лучшими результатами (понятно почему) он он закончил филфак, потом работал в малооплачиваемом и местами желтоватом литературном журнале «Дантес». Попутно читал умные книжки, пропитался абсолютной убеждённостью в илюзорности мира, на почве чего однажды неудачно пытался покончить с собой. Мировоззрение временами колеблется от «я сейчас где-нибудь бьюсь в предсмертной агонии, а вы все мой глюк» до «жизнь есть форма существования белковых тел». Социальные навыки частично атрофированны. Покинуть город, в котором он оказался, для него значит расстаться с творящимся там невротическим бредом и вернуться к своей привычной и уютной глубокой депрессии. Вслух он рассуждает о том что отбыть оттуда для него значило бы тоже самое, что снова найти дорогу к своему истинному месту. Как видно из вышесказанного, мотивы его мутны, непонятны ему самому, но глубоко экзистенциальны. Не лишён самоиронии.

2. Альбина Фельдер – 19летняя цундере-эскапистка с тяжёлым детством. Недавно бросила институт. Ещё не вскрыла себе вены только потому, что является эскаписткой и имеет наивную веру, что её жизнь изменится к лучшему. Устойчивого мировоззрения и религиозных взглядов не имеет. Снимает комнату в общежитии, живёт на деньги, толи на полученные от подработки на местном рынке деньги, толи вообще непонятно на что, так как подработка её – вещь крайне нерегулярная. В 14 (а она тогда выглядела лет на пятнадцать) подверглась групповому изнасилованию, как следствие – паническая боязнь физической близости. В пятнадцать стала свидетельницей того как четырёхлетнюю девочку с мамой загрызли голодные собаки. Когда ей было шестнадцать, её семья была ограблена, вынесли абсолютно всё. Отец словил инсульт и паралич, мать запила с горя. В восемнадцать лет Альбина была избита пьяным посетителем бара, в котором она подрабатывала официанткой. Таковы её главные воспоминания. Свободное время, а его у неё много, проводит сидя на мосту около вогзала и рисуя углём на бумаге поезда. Читала Пелевина. Пыталась читать Библию и Достоевского, но ничего не поняла. Старается не доверять людям. Считает родной город местом не далёким от ада и надеется начать новую жизнь где-то ещё.
>> No.25842 Ответ
>>25820
> единственный способ покинуть который - железная дорога, однако на станции никогда нет билетов.
Рискну предположить, что все персонажи — безногие или паралитики.
>> No.25847 Ответ
>>25842
Нет, невозможность покинуть город здесь является сюжетообразующим фантастическим допущением, совершенно необходимым для раскрытия темы. Теоретического обоснования эта невозможность не имеет и вряд ли когда-нибудь получит, но на практике подтверждена не раз, так, например, если долго двигаться в одном направлении от города в итоге всё равно вернёшься в исходную точку, компасы теряют разум, топливо внезапно заканчивается и так далее.
>> No.25852 Ответ
Вторая пара персонажей, надеюсь, она уравновесит первую:

3. Екатерина Заборецкая – умеренная генки. Психологически – самый зрелый персонаж, заканчивает консерваторию (осталась в городе с советских времён, хотя там и от консерватории-то одно название) и подрабатывает вечерами гитаристкой в баре с живой музыкой. Живёт с братом на съёмной квартире. Ярая японофилка. Понятия красоты и искусства вытесняют из её головы вопросы морального и этического характера соответственно, но это её не смущает. Узнала о том, что из города не уехать после того, как попыталась съездить с братом в Питер. С тех пор одолеваема желанием покинуть родной Мухосранск, отчасти из корыстных соображений, отчасти – из эстетических. В действительности, для неё это больше обустройство собственной жизни, чем какая-то экзистенциальщина. Знакома с западной и восточной культурой куда лучше, чем с собственной. На остальную троицу смотрит свысока и немного с презрением.

4. Иван Заборцкий – брат Е.З., говнарь возраста лет 16ти. Находится с сестрой в состоянии перманентного конфликта, временами пытается заставить её играть на гитаре песни ДДТ, встречая жестокое сопротивление. Является носителем народного самосознания в целом и его отсутствия в частности. Временами употребляет жигуль, эксперементировал с клеем, но не словил ничего, кроме головной боли. Сидит на чанах. Желание свалить из дома родного подцепил от сестры, в ответ на вопросы о том, какой ему с этого прок ¬¬– начнёт что-то невнятно втирать про свободу и что-то там ещё. На самом деле – не знает, но знает о своём незнании. Болен желанием что-то кому-то доказывать. Тем не менее, крепче всех (из них четверых) знаком с окружающей действительностью и даже обладает некоторыми практическими навыками. Имеет врождённое заболевание неизвестного характера, в результате чего иногда бросается на людей, после чего блюёт. Так, в целом, мирен и опасности не представляет. Пишет стихи в тетрадке и слово ЙУХ на стенах. Категорически не способен планировать на перёд и расставлять приоритеты.

На данный момент самого текста с гулькин нос, но он будет докладываться по мере написания и редактирования.
>> No.25930 Ответ
Вот и, собственно, никому не нужное начало истории:

ПРОЛОГ (сцена первая)

Со светлыми мыслями о том, что уже через пару дней можно будеь сдать текст, забрать гонорар и до конца месяца бить баклуши, Константин Келеш расслабленно наблюдал за проходящими мимо домами незнакомого ему города сквозь стекло такси, вёзшего его на вогзал, и теребил в руках железнодорожный билет, обещавший своему владельцу Х-дневную поездку в купейном вагоне из города Нинеевска до Москвы. Такси слегка потряхивало на незнавшей ремонта с советских времён дороге, укачивая пассажира и унося его мысли вдаль, к предвкушаемым полутора неделям безмятежного отдыха и погружая его в сладкий полусон. Однако, городок тот был невелик, и Келешу пришлось просыпаться куда раньше, чем ему того хотелось бы.
На вогзале царила неестевственная для этого места тишина и пустота. Единственными живыми существами в поле зрения были злобно зыркающая из окна кассы тётка, пегая бездомная кошка и прикорнувшая на лавочке накрытая тёмным пальто молодая девушка. Неизвестно, что снилось ей, но в выражении её лица можно было прочесть отблеск такого неземного счастья, что, поначалу, взглянув на неё, практически невозможно было отвести взгляд от её сомкнутых в полуулыбке губ, тонких, слегка изогнутых бровей и длинных рыжих волос, частично спадавших на пол.
Ещё раз бегло оглянув вогзал, Константин пожал плечами, присел на соседнюю лавочку и, откинув голову, принялся изучать потолок. Впрочем, листы шифера, которыми была крыта прилегающая к путям часть станции, не представляли собой ничего интересного и он переключил своё внимание на размышления об истории одного Чжоу, которому снилось будто бы он бабочка. Время сразу полетело быстрее и где-то, как ему показалось, через минуту дикий грохот, бешеным конём нёсшийся впереди приближающегося состава, вырвал его из забытия и вернул к реальности.
Небритый и слегка помятый человек, сидевший на соседней со спящей девушкой лавочке потянулся и неспеша направился к дверям вагона, когда почувствовал, что кто-то держит его за рукав. Медленно он обернулся и изумрудно-зелёные глаза пристально смотревшей на него девушки встретились со взглядом Константина.
– Подожди, – её негромкий голос обладал хрустальной чистотой.
– ?
– Когда войдёшь в поезд, открой мне окно, пожалуйста. Проводники всё равно не смотрят.
– Билет, видно, совсем не судьба купить.
– Не в этом дело! Нет здесь билетов!.. Мне надо срочно уехать, – она резко стрельнула глазами в сторону, – у меня там мать в коме...
– Где «там», вруша? – тяжело вздохнув спросил Келеш.
– Послушай, это долгая история , но мне действительно нужно срочно уехать и здесь действительно нет билетов. Давай я в поезде всё объясню.
По станции раскатился первый гудок. Ничего не говоря, Константин твёрдым, быстрым шагом направился к дверям вагона, показал кондукторше билет, прошёл по узкому корридору вагона, ища своё место, неторопясь осмотрелся, подошёл к окну, дёрнул его в сторону и услышал за спиной тяжёлый бархатный голос, явно принадлежавший пожилому мужчине.
– Молодой человек...
Импозантный старик в синем мундире светло улыбнулся из под пышных сизых усов и устремил на Келеша мягкий, но пристальный взгляд.
– Молодой человек, будте так добры не трогать окно, всё равно оно заблокированно. Как ни как осень, всего десять градусов на улице, да и похолодание недавно по радио передавали. Впрочем, не буду вам мешать, обустраивайтесь, через пять минут уже отъезжаем. Кстати, я машинист этого поезда, так что если что ¬– обращайтесь, – и он снова тепло улыбнулся.
Второй гудок разорвал царившую вокруг тишину и Келеш, опустившись на полку, заметил, что он, судя по всему, является единственным пассажиром во всём вагоне, если не в поезде. Удивившись про себя, Константин вытянул ноги и, придвинувшись поближе к окну, решил в последний раз оглянуть станцию. Рыжеволосая девушка в тёмном коротком пальто всё ещё стояла на перроне. На том самом месте, где он её оставил. Её взгляд двигался от вагона к вагону, от окна к окну, пока, наконец, с немым вопросом не остановился на лице Келеша. Тот нарочито размашисто дёрнул в сторону форточку, развёл пустыми руками и вопросительно мотнул головой.
Ни поза девушки, ни даже её выражение лица не изменились ни на йоту.
Келеш ещё раз повторил свои пассы, старательно акцентируя каждый отдельный жест.
Девушка продолжала смотреть.
Он ещё раз было начал свой акт пантомимы, но, осознав бессмысленную глупость происходящего, бросил это дело и, поругиваясь, пошёл обратно к дверям вагона. Третий гудок нагнал его одновременно с тем, как его ноги коснулись перона, в следующую же секунду Келеш услышал за спиной скрежет и хлопок, после чего состав тронулся, распрощавшись с пустой станцией равнодушным лицом стоящей в тамбуре проводницы.
Застыв от неожиданности, Константин продолжал вслушиваться в удаляющийся грохот, пока тот не затих.
Рыжеволосая девушка за всё это время, кажется, даже не шелохнулась, и, так же, как она недавно смотрела на окно поезда, продолжала смотреть куда-то вдаль, разве что теперь немного усилилась её природная бледность.
Окончательно отойдя от удивления, Келеш подошёл к несостоявшейся безбилетнице и тихо кашлянул, прочищая горло. Девушка обернулась так быстро, как будто её ударило током.
– Извини, окна были заблокированны... не получилось открыть...
– Ты что, вышел только чтобы это сказать? – в её голосе ясно звучало недоверие.
– Ммм, да, только я не собирался поезд упускать...
– Дурак!!!
Эхо звонкой и хлёсткой пощёчины пронеслось через вогзал, сливаясь с быстрым и ритмичным стуком каблуков. Константин же, потирая щёку и отказываясь даже пытаться искать в происходящем хоть какую-то логику, смотрел вслед убегающей девушке.
>> No.25934 Ответ
>>25820
Для MS Word советую ОРФО. Скачай где-нибудь и накати на Word. Там и словарь большой, и возможность добавлять свои слова не как "общеслово", а уточняя часть речи и падежи. Или (если не пират) поставь Open(Libre)Office+LanguageTool.
>> No.25959 Ответ
>>25934
О, спасибо!
>> No.25987 Ответ
Покритикуйте меня чтоль...

ПРОЛОГ (сцена вторая)

Холодное осеннее солнце равнодушно посылоло свои лучи зябнущей земле сквозь серую мешанину столпившихся в небе облаков, освещая скудно обставленную спальню однокомнатной хрущёвки мягким, рассеянным пыльными окнами светом. Голое, лишённое зановесок, окно выходило на утонувшую в грязи дорогу, проходившую через опустевший и сонный спальный район, и пропускало в комнату через приоткрытую форточку запах прелой листвы, горящего мусора и отдающих бензином луж. Вплотную к окну стоял белый кухонный стол, заваленный дисками и книгами, по непонятному признаку рассортироваными на две неравноправные кучи, и заставленный грязной посудой. Посреди этих завалов, подобно крепости средь гор, возвышался чёрный блестящий ноутбук. Стоящая рядом со столом трёхногая табуретка, накрытая матерчатым покрывалом, трусливо поглядывала под столешницу на сложенную раскладушку и свившиеся змеиными кольцами провода. Тут же, на зажатом между стеной и столом диване, лежало тело. Тело, будучи плотно завёрнутым в серовато-белое одеяло, практически не не подавало признаков жизни, за исключением тихого редкого посапывания. В остальном же, в комнате царила абсолютная тишина и покой. Внезапно, тишина была нарушена шорохом ключа в замочной скважине и скрипом рассохшейся двери.
Через полминуты в комнату вошёл одетый в джинсы и косуху парень, забросил под стол рюкзак, подошёл к окну и немало удивился, заметив лежащее на диване тело. Он посмотрел на часы, потом на тело, потом ещё раз на часы, после чего вернулся к двери в комнату и сел припаркованное около неё раскладное кресло.
– Мороз и солнце, день чудесный!
   Ещё ты дремлешь, друг прелестный?
   Пора, красавица, проснись...
   Открой сомкнуты негой взоры,
   На встречу утренней авроры
   Звездою севера...
– Заткнись! – подало голос просыпающееся тело и ещё плотнее завернулось в одеяло.
– Ну,.. там немного другой конец был.
– Дай! Мне!! Поспать!!! – с каждым словом голос тела становился всё раздражённей.
– Ладно, не кипятись. Какой сегодня день?
– Хреновый сегодня день, у меня до сих пор голова болит...
– Какой сегодня день недели?
– Суббота?
– А если подумать?
– Пятница?!
– И не надо смотреть на меня глазами раздавленного краба.
– Сколько времени?!
– Три часа после полудня, сестра моя.
Тело выпрыгнуло из постели со скоростью, которой позавидовала бы даже выброшенная в воды Нила во время крокодильего нереста кошка. На поверку тело оказалось обладающей следами хронического недосыпа на лице а также (спросоня) причёской и взглядом Медузы Горгоны девушкой, сохраняюшей, всё же, свою природную привлекательность. Окончательно проснувшись и обнаружив себя стоящей полуголой посреди комнаты, она было хотела потянуться, но движение оборвалось сразу после робкой попытки начала.
– Я спокойна, волноваться всё равно поздно, ¬– одним своим видом растрёпанная девушка опровергала каждое сказанное ею слово, – на первые три пары я в любом случае опоздала, надо всего лишь успеть на четвёртую.
– Звучит подозрительно просто.
– А ты заткнись!
Следующие сто двадцать секунд невозмутимый как сфинкс парень в косухе безразлично наблюдал из своего кресла за стаями пролетающих под потолком колготок, нервными попытками найти на столе губную помаду, не вызвав при этом лавину из дисков и прочими приготовлениями. Телефонный звонок застал студентку уже за поиском сумки с учебниками. Резвым ланьим прыжком она подскочила к креслу и вудила из под него телефон быстрее, чем её брат успел шелохнуться.
– Ал-ло?.. Ну вообще-то... Ладно, ладно... Да не за что, пока.
– В чём дело?
– Марина просила заменить её сегодня. Так, мне некогда, – подхватив нашедшуюся за креслом сумку, она исчезла за дверьми, создав при этом хлопнув при этом ими так, что в прихожей возникло лёгкое подобие штукатурочного снегопада.
>> No.26001 Ответ
>>25987
> Холодное осеннее солнце равнодушно посылоло свои лучи зябнущей земле сквозь серую мешанину столпившихся в небе облаков, освещая скудно обставленную спальню однокомнатной хрущёвки мягким, рассеянным пыльными окнами светом.
Посылало.
> Голое, лишённое зановесок, окно выходило на утонувшую в грязи дорогу, проходившую через опустевший и сонный спальный район, и пропускало в комнату через приоткрытую форточку запах прелой листвы, горящего мусора и отдающих бензином луж.
Лишняя запятая.
> В остальном же, в комнате царила абсолютная тишина и покой.
Лишняя запятая. Царили.
> Внезапно, тишина была нарушена шорохом ключа в замочной скважине и скрипом рассохшейся двери.
Лишняя запятая.
> Он посмотрел на часы, потом на тело, потом ещё раз на часы, после чего вернулся к двери в комнату и сел припаркованное около неё раскладное кресло.
"На" забыл. Или "ъ"...
> – Ну,.. там немного другой конец был.
Всё-таки троеточие или запятая?
> Следующие сто двадцать секунд невозмутимый как сфинкс парень в косухе безразлично наблюдал из своего кресла за стаями пролетающих под потолком колготок, нервными попытками найти на столе губную помаду, не вызвав при этом лавину из дисковзапятая! и прочими приготовлениями.
"Как сфинкс" - сравнение -> запятыми выделяется.
> Резвым ланьим прыжком она подскочила к креслу и вудила из под него телефон быстрее, чем её брат успел шелохнуться.
Выудила. Из-под.

Всё равно лучше, чем у 80% графоманов с СИ. Вот только сравнения жуткие. Если интересно, могу примеры привести.
>> No.26024 Ответ
>>26001
> СИ
Сети Интренет?
> Вот только сравнения жуткие. Если интересно, могу примеры привести.
Разумеется интересно, хотя я и догадываюсь где они могут быть... Раздавленный краб, Нил во время крокодильего нереста и так далее?

Ну и за орфографию с пунктуацией спасибо.
>> No.26033 Ответ
>>26024
> Сети Интренет?
СамИздат.
> Раздавленный краб, Нил во время крокодильего нереста и так далее?
Автор знает, но всё равно пишет...
> Посреди этих завалов, подобно крепости средь гор, возвышался чёрный блестящий ноутбук.
Вот пример. Из-за сравнения в предложении появилось однокоренное слово. Посреди и средь. Это стилистически неаккуратно. Теперь логика. Почему крепость возвышалась среди гор? Она что была выше гор?
>> No.26041 Ответ
>>26033
> Автор знает, но всё равно пишет...
Автор знает о том, что там шизоидные сравнения, но он не был уверен на счёт впечатления, которое они производят.
> Из-за сравнения в предложении появилось однокоренное слово. Посреди и средь.
А если так:
"Посреди этих завалов, подобно окружённой горами крепости, возвышался чёрный блестящий ноутбук"?
Тогда нет тавтологии, а логика такая:
возвышалось что? - ноутбук
возвышался как? - подобно крепости
крепости какой? - окружённой горами

То есть показывается сопоставимость по размерам и даже превосходство завалов над ноутбуком (по дефолту раскрытым). Или оно так не читается?
>> No.26049 Ответ
>>26041
Теперь всё нормально.
>> No.26057 Ответ
>>26049
Это хорошо, можешь что-нибудь посоветовать по первой сцене пролога?
>> No.26063 Ответ
>>25930
По первой.
> вогзале
Вокзале
> На вогзале царила неестевственная для этого места тишина и пустота.
Избыточное опредиление. Хватит и "неестественная".
> Как ни как
Как-никак.
> Второй гудок разорвал царившую вокруг тишинузапятая и Келеш, опустившись на полку, заметил, что он, судя по всему, является единственным пассажиром во всём вагоне, если не в поезде.
> Со светлыми мыслями о том, что уже через пару дней можно будеь сдать текст
Будет.

А город, случайно, не на сервере моделируется?
>> No.26074 Ответ
>>26063
> А город, случайно, не на сервере моделируется?
Нет, откуда такое предположение?
>> No.26080 Ответ
>>26074
Нельзя покинуть -> значит, за границей ничего нет -> модель на суперкомьютере?
Я просто фантастики пресмотрел и перечитал.
>> No.26082 Ответ
>>26080
Вообще вопрос "Есть ли что-то за границей?", по моему плану, должен был некоторое время мучить Костю К., но вот суперкомпьютер мне как-то в голову не приходил, хотя, чисто теоретически, такой вариант положения вещей тоже нельзя исключать :3
>> No.28527 Ответ
прошу, как обычно, критики по стилю, языку и логике повествования (хотя повествования пока не так уж и много)

ПРОЛОГ(сцена третья)

Холодное осеннее солнце пронизывало скопления свинцовых туч своими лучами, которые безвозвратно гибли, едва коснувшись вздыбившейся на обочинах грязи и жухнущих пучков травы. Улицы города были практически пусты, лишь только редкие троллейбусы нарушали застоявшуюся тишину. Даже для полудня рабочего дня, город производил какое-то чересчур сонное впечатление. Не было на улицах ни старушек, тащащихся куда-то со своими кашолками, ни пьяниц, ни возвращающихся обычно в это время домой школников. Что было хуже всего – в городе не было ни одной гостиницы, ночлежек, судя по всему, тоже не было. Константину оставалось только бесцельно шататься по полусонному городу и сетовать на отсутствие в нём крова, готового приютить усталого путника, билетов до Москвы на вогзале, да на неспособность главного редактора литературного журнала «Дантес» войти в положение.
В конце концов, ноги вынесли Келеша на узкую, мощёную крупными булыжниками, в щелях между которыми скапливалась побуревшая от грязи вода, улочку, прорезавшую исторический центр города, заполонённую мелкими рюмочными, приятными, хорошо освещёнными кафе и выкрашенными в иронично-жёлтый цвет домами. Солнце было близко к завершению своего дневного пути и, несмотря на то, что было ещё достаточно светло, зажигающиеся фонари уже брасали на медленно падающие снежинки рыжие отблески. В отличие от остальной части города, здесь можно было заметить разбредающихся по своим делам прохожих. Они были подобны падающему снегу: тихо и плавно, ни за чем не задерживаясь, люди проскальзывали мимо, их бледные лица на мгновенье приобретали тот же рыжеватый отблеск и их существование казалось столь же зыбким и трогательно-печальным, как и жизнь снежинки, падающей в подёрнутую бензиновой плёнкой лужу.
Монотонная полиритмия стука шагов, сливаясь со свистом зяблого ветра, неустанно твердила о наступающей зиме, однако, сквозь весь этот шум проступал еле слышный гитарный перебор и, повинуясь внезапному порыву, Константин пошёл на звук. Тот привёл его к тяжёлой двери заведения неопределённого рода с гордым названием «Иллюзион».
Душный полумрак помещения был наполнен тихим гомоном, служившим музыке фоном, еле уловимым запахом специй и сизым табачным дымом. Келеш направился к столику, неожиданно вспомнив по пути к нему о том, что за весь день ему ещё так и не довелось пообедать. Готовясь провести ночь на ногах, чтобы с утра, как только вогзал откроется, взять билеты на ближайший поезд как только откроется касса, он заказал чашку кофе и погрузился в чтение меню, не радовавшего, впрочем, особым разнообразием. За основу его, судя по всему, был взят список всех блюд, известных жене хозяина заведения, снабжённый парой фотографий её же стряпни. Определившись, наконец, с заказом, Константин принялся рассматривать кафе и его посетителей. Интерьер «Иллюзиона» вполне соответствовал его меню, но излишняя пёстрость обстановки скрадывалась полумраком, оставляя, в целом, вполне приятное впечатление. О посетителях же нельзя было сказать ничего определённого ввиду их крайне малого количества: пожилой мужчина, курящий трубку за столиком у окна, парочка о чём-то шепчущихся девушек в дальнем углу, горячо спорящий с барменом парень, да ещё несколько не примечательных ничем личностей – вот и все посетители. К тому моменту, как бармен, бывший, по совместительству, и официантом, принёс ужин, у Келеша начало складываться впечатление что это кафе, всё-таки, обладает своей особенной, едва уловимой атмосферой, однако ему всё никак не удавалось подобрать подходящего слова чтобы обозначить её.
Размышляя об этом в процессе ковыряния вилкой в принесённом салатике, а потом и редактируя на захваченном из дома ноутбуке взятое утром интервью, Константин, попивая кофе, и не заметил как пролетел остаток вечера.
– Ты здесь ночевать остаёшься или как?
¬– А? Что? Куда ночевать? – Келешь поднял глаза и увидел перед собой игравшую на гитаре девушку стоящей перед ним со счётом в руке. Посетитель взял бумажку и уставился на число, стоявшее напротив графы «Итог» – выходило на удивление дёшево.
– Полпервого ночи уже, мы закрываемся, – перефразировала свою мысль гитаристка.
– А, хорошо, – сказал он, выключая компьютер. – У вас тут в городе ночлежки никакой не найдётся?
– И откуда им здесь взяться? Подожди, ты нездешний что ли? – девушка отчего-то вдруг начала мягко улыбаться.
– Да, проездом. А здесь ещё открыт кто в это время?
– Нет, мы дольше всех работаем. Ну что ж, добро пожаловать, если хочешь – могу подсказать пару человек – они по вполне умеренным ценам квартиры сдают, – её улыбка становилась всё шире и шире.
– Квартиру?
– Ладно, забей. Ты по каким делам то здесь?
– Знаешь, живёт тут у вас один весьма известный, эм, в определённых кругах, писатель и публицист... Знаменит, мм... живыми описаниями. Вообще, тебе очень повезло если не приходилось его читать. Так вот, брал у него интервью, а сейчас я должен был бы, по хорошему, спать на уютной полочке под мирный стук колёс.
– Ну и что же тебе помешало? – Константину уже начинала раздражать странная улыбочка его собеседницы.
– Да так... Встретился на перроне с одной придурошной, даже вспоминать не хочу.
– Какой ещё придурошной? – девушка внезапно посерьёзнела.
– Девочка какая-то просила помочь ей пролезть в поезд без билета, но как-то вот не получилось, так что мы оба никуда не поехали... Она ещё жалуется... Местная знаменитость?
Гитаристка села на стул напротив Келеша и подалась вперёд.
– Рыжая такая, в пальто и шапочке, да?
– Ну да.
– Так вот, во первых, не будь так скор на суждения. Во вторых, я готова поспорить что ты не пробовал посмотреть на это вот так: «девочка» попросила тебя о чём-то, что для неё действительно важно, положилась на тебя, а ты не только всё завалил, но и отказываешься признать что кроме тебя в этом никто не виноват.
– Да что ты вообще несёшь, а? Ты хоть знаешь в каком я теперь дерьме? И кто она вообще такая?
– В твоём собственном. Слушай, давай ты сейчас просто расплатишься и уйдёшь.
– Как раз собирался, – отрывисто бросил посетитель.
Константин положил ноутбук в сумку, торопливо отсчитал деньги, кинул их на стол и покинул кафе. Когда двери закрылись за ним, он внезапно для себя осознал что вся его кофеиновая бодрость куда-то улетучилась и теперь его буквально валит с ног.
>> No.28554 Ответ
Файл: 1332511638800.png
Png, 154.88 KB, 962×300 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
1332511638800.png
Тред не читал, но тайтл "Шпалы на снегу" звучит интересней
>> No.28565 Ответ
>>28527
> Не было на улицах ни старушек, тащащихся куда-то со своими кашолками, ни пьяниц, ни возвращающихся обычно в это время домой школников.
Споткнулся об "обычно".
> Они были подобны падающему снегу: тихо и плавно, ни за чем не задерживаясь, люди проскальзывали мимо, их бледные лица на мгновенье приобретали тот же рыжеватый отблескзапятая и их существование казалось столь же зыбким и трогательно-печальным, как и жизнь снежинки, падающей в подёрнутую бензиновой плёнкой лужу.
> Готовясь провести ночь на ногах, чтобы с утра, как только вогзал откроется, взять билеты на ближайший поездзапятая как только откроется касса, он заказал чашку кофе и погрузился в чтение меню, не радовавшего, впрочем, особым разнообразием.
> К тому моменту, как бармен, бывший, по совместительству, и официантом, принёс ужин, у Келеша начало складываться впечатление что это кафе, всё-таки, обладает своей особенной, едва уловимой атмосферой, однако ему всё никак не удавалось подобрать подходящего слова чтобы обозначить её.
"Всё-таки" и "по совместительству" зачем выделил?
> Когда двери закрылись за ним, он внезапно для себя осозналзапятая что вся его кофеиновая бодрость куда-то улетучиласьзапятая и теперь его буквально валит с ног.
Лучше пошло, чем начало. Чем-то неуловимо напоминает стиль прозаиков девятинадцатого века.
>> No.28576 Ответ
>>28565
> Споткнулся об "обычно".
Исправлю.
> Лучше пошло, чем начало
Что ж, спасибо.
> Чем-то неуловимо напоминает стиль прозаиков девятинадцатого века.
Да, приходится тут такое переодически слышать, видимо из-за того, что слишком много их читал.
>> No.30117 Ответ
Критика любого рода, как и всегда, только приветствуется.

ПРОЛОГ (сцена четвёртая)

Алису разбудило чьё-то постанывание за гипсовой перегородкой. Поняв, что спрятаться от него зарывшись с головой под подушку не получится она, собравшись с силами, встала с постели, о чём тут же пожалела: холодный линолеум обжигал ноги, а настывший за ночь воздух заставлял её съёжиться. Не включая света, она нашарила на ощупь висевшую на стуле рядом с кроватью одежду и, одевшись, отправилась на кухню. Из под тошнотно-коричневой двери комнаты откуда доносились постанывания пробивалась узкая полоска жёлтого света. Мимо этой двери только что проснувшаяся девушка попыталась проскользнуть особенно тихо, как будто бы боясь что её могут заметить, даже задержав на это время дыхание. Проскользнув мимо злосчастной двери и, наконец, выдохнув, Алиса тихими шагами двинулась дальше по коридору. Во всех остальных комнатах, казалось, ещё спали. Когда бредшая в темноте девушка добралась до кухни, она заметила стук дождя по оконному стеклу. Алиса выглянула на улицу и, не разглядев ничего кроме падающих капель и теряющихся в темноте стволов деревьев, прошептала: «А обещали снег и холода... Ну никому нельзя верить». Затем девушка открыла холодильник и тёплый свет осветил маленькую кухоньку коммунальной квартиры, очерчивая чёрными тенями её скудную меблировку и свисающие в некоторых местах лоскутья отсыхающих обоев. Пробежавшись глазами по полупустым полкам, Алиса закрыла дверцу и обернулась взглянуть на светящиеся в темноте электронные часы, стоявшие на подоконнике. «Пять часов? Рано,» – с этими словами она, всё так же крадучись, направилась в свою комнату и легла спать.
Во второй раз Алису разбудил доносящийся с кухни звон падающих кастрюль. Увидев что за окном светает, рыжая девушка решила что теперь уже пора вставать. Придя на кухню она обнаружила одного из своих соседей стоящим над жёлтой эмалированной кастрюлей и помешивающим в ней деревянной лопаткой нечто не совсем приятно пахнущее.
– Что здесь было? – спросила Алиса.
– О, с добрым утром! ¬– откликнулся стоящий у плиты полный мужичок в белой майке и розовых семейных трусах. – Да я гречку с полки доставал, вот кастрюли уронил, надо бы вниз их переставить. Решил сегодня Муське каши с утра сварить, – добавил он чуть погодя.
Муська, престарелая сибирская лайка, лежала здесь же, на кухне, свернувшись у батареи. Заметив собаку, Алиса невольно отступила на шаг назад. Убедившись что Муська крепко спит, она вернулась на кухню и неуклюже попыталась протиснуться между своим соседом и столом.
– Ну чего ты под руками вертишься? – остановил он её. – Чайник чтоль тебе поставить? – Алиса кивнула. – И сядь уже наконец, не стой над душой.
Послушно сев за приютившийся около стенки стол, она некоторое время наблюдала за танцующими над плитой языками пламени и за тем как её сосед помешивает гречку в кастрюле и ставит на огонь чайник, потом, наконец, спросила:
– Семён Андреевич, а Николай ещё...
– Колька умотал уже, – перебил Алису её собеседник. – Как же он задолбал своих шлюх сюда приводить! Вот проснётся как-нибудь в пустой квартире ¬– будет знать.
На кухне повисла неловкая тишина. Через несколько минут чайник начал тихонечко посвистывать. Семён ловким движением снял его с огня и поставил на лежавшую на столе дощечку.
– Алиса, – возобновил Семён разговор, наливая кипяток в кружку, – чего ж ты учёбу то бросила?
Девушка не ответила и только продолжила помешивать воду в кружке чайным пакетиком.
– Хоть бы работать тогда уж устроилась...
– Но ведь я подрабатываю чтобы платить за квартиру...
– Так только на аренду с едой тебя и хватает, но ты же ведь не будешь ютиться тут до конца жизни да на рынке торговать?
– Нет, наверное.
>> No.30119 Ответ
>>30117
> Поняв, что спрятаться от него зарывшись с головой под подушку не получитсязапятая она, собравшись с силами, встала с постели, о чём тут же пожалела: холодный линолеум обжигал ноги, а настывший за ночь воздух заставлял её съёжиться.
> Не включая света, она нашарила на ощупь висевшую на стуле рядом с кроватью одежду и, одевшись, отправилась на кухню.
Нащупала? Дальше повтрение одинаковых слогов(корней). Одежду можно конкретизировать.
> Из под тошнотно-коричневой двери комнатызапятая откуда доносились постанываниязапятая пробивалась узкая полоска жёлтого света.
> Мимо этой двери только что проснувшаяся девушка попыталась проскользнуть особенно тихо, как будто бы боясьзапятая что её могут заметить, даже задержав на это время дыхание.
> Когда бредшая в темноте девушка добралась до кухни, она заметила стук дождя по оконному стеклу.
Стук обычно слышат.
> «Пять часов? Рано,» – с этими словами она, всё так же крадучись, направилась в свою комнату и легла спать.
Запятая после кавычек.
> Пробежавшись глазами по полупустым полкам, Алиса закрыла дверцу и обернуласьзапятая взглянуть на светящиеся в темноте электронные часы, стоявшие на подоконнике.
Взглянув.
> Увидевзапятая что за окном светает, рыжая девушка решилазапятая что теперь уже пора вставать.
> Придя на кухнюзапятая она обнаружила одного из своих соседей стоящим над жёлтой эмалированной кастрюлей и помешивающим в ней деревянной лопаткой нечто не совсем приятно пахнущее.
> Убедившисьзапятая что Муська крепко спит, она вернулась на кухню и неуклюже попыталась протиснуться между своим соседом и столом.
Ошибки наличествуют, но и текст не самый простой. Продолжай.
>> No.30120 Ответ
>>30119
> Продолжай.
Спасибо, буду.

Поправил пунктуацию и смысловые ошибки, над "конкретизацией одежды" ещё подумаю.
>> No.30122 Ответ
>>30120
Да это уже несущественная стиллистическая придирка. Вбей "свежий взгляд" в гугль, но подобное отлавливает. Хотя, в одном моём тексте персонаж считал "двадцать один, двадцать два, двадцать три", так тут целые слова повторяются и никуда не денешься. Подобное всегда остаётся на усмотрение автора.
>> No.30123 Ответ
Файл: x_32988f4c.jpg
Jpg, 24.43 KB, 327×547 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
x_32988f4c.jpg
>>30122
И чего только люди не придумают! Полезная штука, надо будет потом через неё прогнать всё остальное.
Держи пока няшу.
>> No.30140 Ответ
Создаётся впечатление развёрнутого фанфика по Мору.
>> No.30145 Ответ
>>30140
Да, а почему?
(в Мор не играл)
>> No.30473 Ответ
>>30140
Таки прошёл Мор два раза из трёх (во второй раз, гаруспиком, даже выиграл). Нет, то, что я пытаюсь сделать, с идеями Мора имеет мало общего. Просто декорации похожие: город да оторванность от цивилизации, но Ледорубы тут не первые и не последние.

П.С.
Следующия двойная сцена (на самом деле две маленькие) будет последней для пролога, потом перепишу его начисто.
>> No.30474 Ответ
>>25930
> вогзал
>> No.30476 Ответ
Файл: Konachan.com-41540-blonde_hair-clouds-dress-forest.jpg
Jpg, 491.58 KB, 1200×960 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
Konachan.com-41540-blonde_hair-clouds-dress-forest.jpg
>>25820
У тебя много стилистических несовпадений. Непонятен именно СТИЛЬ твоего романа. Речь твоих персонажей как у Гайдара, сравнения как у Минаева, прости Господи, описание обстановки и аура от неё пока что не могу подобрать подходящий эпитет - слишком мало текста не вяжутся совершенно с интересами и судьбами героев, которые будто выдернули с /rf/. Может быть в силу того, что мало текста, общее впечатление ещё размыто и не до конца понятно. Но мой тебе совет помимо того, чтобы ты выучил грамматику и пунктуацию - проработай СТИЛЬ, чтобы не было на картине "Съезд Князей в Любече" случайно нарисованных электронных часов.

В целом идея ОЧЕНЬ понравилась. Даже настолько, что, наверное, буду следить за твоим творчеством. Метафоричный город, из которого все хотят выбраться, но не могут, потому что на станции всегда нет билетов, близок каждому. Эту идею можно вылить в очаровательный, наполненный тончайшими метафорами, роман, повествующий по сути своей вы сами понимаете о чём через призму жизни твоих четырёх героев. Может быть стоит даже не объяснять логически, почему на станции не продают билеты, пусть будет элемент нет, не загадки загадочности см. разницу значений в толковом словаре. По типу: четыре героя помещены в нашу реальность, в которой создан искуственный иррациональный барьер, чьё происхождение каждый будет трактовать сам в зависимости от того, что этот иррациональный барьер для читателя символизирует.
Вот тебе после критики стимул писать дальше;)
>> No.30487 Ответ
Файл: 1309807530_wallpapers_by_ellin-38225.jpg
Jpg, 368.89 KB, 1920×1080 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
1309807530_wallpapers_by_ellin-38225.jpg
>>30476
> сравнения как у Минаева, прости Господи
Я так понял, имелся в виду далеко не Дмитрий Дмитриевич.
> проработай СТИЛЬ, чтобы не было на картине "Съезд Князей в Любече" случайно нарисованных электронных часов
Постараюсь выровнять как буду править пролог, ну и вообще следить за этим.
> Может быть стоит даже не объяснять логически, почему на станции не продают билеты, пусть будет элемент загадочности.
Ну это само собой разумеется.

За критику большое спасибо.
>> No.30651 Ответ
Как обычно, буду рад если меня потыкают носом в мои ошибки.

ПРОЛОГ (сцены пять-А и пять-Б)

Запах мочи, царивший в подъезде, был для Алисы настолько привычным, что она уже не чувствовала его или, по крайней мере, не обращала на него внимания. Стуча ботинками по бетонным ступенькам Алиса сбежала вниз по лестнице и, толкнув плечом деревянную дверь, оказалась на улице. Дождь к тому времени успел прекратиться. Лило ночью знатно: земли во дворе почти не было видно из-за отражавших белёсое небо луж. Рыжая девушка, одетая в короткое чёрное пальто и поношенные джинсы, поправила висевший у неё за спиной тубус и, не спеша, двинулась прочь от своего дома. Идти ей приходилось, по большей части, дворами.Время от времени Алисе встречались бродячие псы, что заставляло её порядком понервничать. Впрочем, она настолько привыкла обходить их по широкой дуге, что делала это машинально. «А ведь раньше я очень любила собак», – с грустью подумала Алиса. Наконец, в просвете между домами показался выход на шедшую в сторону вокзала дорогу, а потом и он сам. Рельсы проходили по дну лощины, по мосту через которую шла девушка с тубусом. С высоты казалось, будто бы железнодорожное полотно ¬– часть отражающихся в лужах небес. С секунду поглядев на эту картину, Алиса сняла с плеча тубус, доставая из него лист бумаги размером в полватмана и целлофановый пакетик с углём.

_ _ _

Когда Константин проснулся, его спина ныла так, что первая попытка подняться на ноги не удалась. Почему-то, лечь спать непосредственно на лестничном пролёте Келешу показалось вчера лучшей идеей, чем пристроиться на подоконнике или прямо на площадке. Встав, наконец, он принялся непонимающе озираться вокруг, ища источник раздражительно-настойчивого звона. Будильник – догадался он в конце концов и потянулся к карману пальто. На часах было семь, судя по взятому вчера на вокзале расписанию, до ближайшего поезда оставалось ещё полтора часа. Келеш решил не торопиться и, отряхиваясь по дороге, спустился во двор. Светало. Даже в предрассветных сумерках всюду были видны следы только-только закончившегося дождя, а в воздухе стоял чистый, негородской дух. Константин остановился и вдохнул полной грудью. Запах ночного дождя напомнил Келешу о его последнем визите в Кабардинку, о городе, который он вряд ли когда-нибудь решится ещё раз посетить. Постояв немного, Константин тряхнул головой, прогоняя нахлынувшие воспоминания, и двинулся дальше. Узнал дорогу в подвернувшемся ларьке, отыскал троллейбусную остановку и уже скоро вновь очутился перед окошком вокзальной кассы.
– Нет билетов! – зло огрызнулась продавщица, едва завидев приближающегося человека в пальто. ¬– И надо ведь в такую рань припереться! Хоть бы позавтракать дал! Сказано тебе: нету, значит нету, не родила ж я их тебе за ночь! Лучше б умылся: рожа как с бодуна! Свинья она...
Дальше Константин слушать не стал и направился к выходу, лихорадочно обдумывая свои дальнейшие действия. Поглощённый размышлениями, он покинул станцию и ноги понесли его по лежавшему над путями мосту. Внезапно внимание Келеша привлекла стоявшая там девушка. Не без удивления, он узнал в ней виновницу своих неприятностей. Она что-то увлечённо рисовала на развёрнутом на широких перилах листе бумаги и, казалось, не замечала ничего вокруг. Константин сжал кулаки и ускорил шаг. Пройдя мимо художницы, он вдруг услышал за спиной шорох бумаги и торопливый стук удаляющихся шагов. Когда они, наконец, затихли, Константин остановился взглянуть на открывавшийся с моста вид. То был обыденный для города пейзаж: сверкающие холодным железом рельсы, переплетающиеся между собой и теряющиеся в туманной дымке, несколько товарных вагонов на запасном пути да стылое небо над всем этим.
«Что-то здесь не так», – прошептал Келеш.
Вот и конец пролога, осталось только переписать всё начисто.
ПС
В чистовике Костя, наконец-то, получит нормальную фамилию.
ППС
Спасибо двум анонам, показавшим мне необходимость работы над собой.
>> No.31888 Ответ
Файл: bar.jpg
Jpg, 251.94 KB, 1000×700 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
bar.jpg
Исправленный пролог, не уверен, что смог добиться стилистического единства: честно говоря, я, судя по всему, что-то не так понял в этом плане, но текст теперь более менее подчищен от некоторых неровностей (и не должен вызывать рвотных позывов у граммар-наци).

ПРОЛОГ
Предчувствие
  
Со светлыми мыслями о том, что уже через пару дней можно будет сдать текст, забрать гонорар и до конца месяца бить баклуши, Константин Андреев расслабленно наблюдал за проплывающими мимо домами незнакомого ему города сквозь стекло такси, вёзшего его на вогзал, и теребил в руках железнодорожный билет, обещавший своему владельцу Х-дневную поездку в купейном вагоне из города Нинеевска до Москвы. Такси слегка потряхивало на незнавшей ремонта с советских времён дороге, укачивая пассажира и унося его мысли вдаль, к предвкушаемым полутора неделям безмятежного отдыха и погружая его в сладкий полусон. Однако, городок тот был невелик, и Андрееву пришлось просыпаться куда раньше, чем ему того хотелось бы.
На вокзале царила неестественная тишина и пустота. Единственными живыми существами в поле зрения были злобно зыркающая из окна кассы тётка, пегая бездомная кошка и прикорнувшая на лавочке накрытая тёмным пальто молодая девушка. Неизвестно, что снилось ей, но в выражении её лица можно было прочесть отблеск такого неземного счастья, что, поначалу, взглянув на неё, практически невозможно было отвести взгляд от её сомкнутых в полуулыбке губ, тонких, слегка изогнутых бровей и длинных рыжих волос, частично спадавших на пол.
Ещё раз бегло оглянув вокзал, Константин пожал плечами, присел на соседнюю лавочку и, откинув голову, принялся изучать потолок. Впрочем, листы шифера, которыми была крыта прилегающая к путям часть станции, не представляли собой ничего интересного и мысли унесли Андреева куда-то вдаль, в места чудные, далёкие и прекрасные. Время сразу полетело быстрее, и вот уже скоро дикий оглушающий грохот, спешивший впереди приближающегося состава, вырвал его из забытия.
Небритый и слегка помятый человек, сидевший на соседней со спящей девушкой лавочке потянулся и неспеша направился к дверям вагона, когда почувствовал, что кто-то держит его за рукав. Медленно он обернулся и изумрудно-зелёные глаза пристально смотревшей на него девушки встретились со взглядом Константина.
– Подожди, – её негромкий голос неуловимо напоминал тембром дудук.
– Да?
– Когда войдёшь в поезд, открой мне окно, пожалуйста. Проводники всё равно не смотрят.
– Билет, видно, совсем не судьба купить.
– Не в этом дело! Нет здесь билетов!.. Мне надо срочно уехать, – она резко стрельнула глазами в сторону, – у меня там мама в коме...
– Где «там», вруша? – тяжело вздохнув спросил Андреев.
– Послушай, это долгая история , но мне действительно нужно срочно уехать и здесь действительно нет билетов. Давай я в поезде всё объясню.
По станции раскатился первый гудок. Ничего не говоря, Константин твёрдым, быстрым шагом направился к дверям вагона, показал кондукторше билет, прошёл по узкому корридору вагона, ища своё место, неторопясь осмотрелся, подошёл к окну, дёрнул его в сторону и услышал за спиной тяжёлый бархатный голос, явно принадлежавший пожилому мужчине.
– Молодой человек...
Импозантный старик в синем мундире светло улыбнулся из под пышных сизых усов и устремил на Андреева мягкий, но пристальный взгляд.
– Молодой человек, будте так добры не трогать окно, всё равно оно заблокированно. Как-никак осень, всего десять градусов на улице, да и похолодание недавно по радио передавали. Впрочем, не буду вам мешать, обустраивайтесь, через пять минут уже отъезжаем. Кстати, я машинист этого поезда, так что если что ¬– обращайтесь, – и он снова тепло улыбнулся.
Второй гудок разорвал царившую вокруг тишину, и Андреев, опустившись на полку, заметил, что он, судя по всему, является единственным пассажиром во всём вагоне, если не в поезде. Удивившись про себя, Константин вытянул ноги и, придвинувшись поближе к окну, решил в последний раз оглянуть станцию. Рыжеволосая девушка в тёмном коротком пальто всё ещё стояла на перроне. На том самом месте, где он её оставил. Её взгляд двигался от вагона к вагону, от окна к окну, пока, наконец, с немым вопросом не остановился на лице Андреева. Тот нарочито размашисто дёрнул в сторону форточку, развёл пустыми руками и вопросительно мотнул головой.
Ни поза девушки, ни даже её выражение лица не изменились ни на йоту.
Андреев ещё раз повторил свои пассы, старательно акцентируя каждый отдельный жест.
Девушка продолжала смотреть.
Он ещё раз было начал свой акт пантомимы, но, осознав бессмысленную глупость происходящего, бросил это дело и, поругиваясь, пошёл обратно к дверям вагона. Третий гудок нагнал его одновременно с тем, как его ноги коснулись перона, в следующую же секунду Андреев услышал за спиной скрежет и хлопок, после чего состав тронулся, распрощавшись с пустой станцией равнодушным лицом стоящей в тамбуре проводницы.
Застыв от неожиданности, Константин продолжал вслушиваться в удаляющийся грохот, пока тот не затих.
Рыжеволосая девушка за всё это время, кажется, даже не шелохнулась, и, так же, как она недавно смотрела на окно поезда, продолжала смотреть куда-то вдаль, разве что теперь немного усилилась её природная бледность.
Окончательно отойдя от удивления, Андреев подошёл к несостоявшейся безбилетнице и тихо кашлянул, прочищая горло. Девушка обернулась так быстро, как будто её ударило током.
– Извини, окна были заблокированны... не получилось открыть...
– Ты что, вышел только чтобы это сказать? – в её голосе ясно звучало недоверие.
¬– Ммм, да, только я не собирался поезд упускать...
– Дурак!!!
Эхо звонкой и хлёсткой пощёчины пронеслось через вогзал, сливаясь с быстрым и ритмичным стуком каблуков. Константин же, потирая щёку и отказываясь даже пытаться искать в происходящем хоть какую-то логику, смотрел вслед убегающей девушке.

_ _ _

Холодное осеннее солнце равнодушно посылало свои лучи зябнущей земле сквозь серую мешанину столпившихся в небе облаков, освещая скудно обставленную спальню однокомнатной хрущёвки мягким, рассеянным пыльными окнами светом. Голое, лишённое зановесок окно выходило на утонувшую в грязи дорогу, проходившую через опустевший и сонный спальный район, и пропускало в комнату через приоткрытую форточку запах прелой листвы, горящего мусора и отдающих бензином луж. Вплотную к окну стоял белый кухонный стол, заваленный дисками и книгами, по непонятному признаку рассортироваными на две неравноправные кучи, и заставленный грязной посудой. Посреди этих завалов, подобно окружённой горами крепости, возвышался чёрный блестящий ноутбук. Стоящая рядом со столом трёхногая табуретка, накрытая матерчатым покрывалом, трусливо поглядывала под столешницу на сложенную раскладушку и свившиеся змеиными кольцами провода. Тут же, на зажатом между стеной и столом диване, лежало тело. Тело, будучи плотно завёрнутым в серовато-белое одеяло, практически не не подавало признаков жизни, за исключением тихого редкого посапывания. В остальном же в комнате царили абсолютные тишина и покой. Внезапно тишина была нарушена шорохом ключа в замочной скважине и скрипом рассохшейся двери.
Через полминуты в комнату вошёл одетый в джинсы и косуху парень, забросил под стол рюкзак, подошёл к окну и немало удивился, заметив лежащее на диване тело. Он посмотрел на часы, потом на тело, потом ещё раз на часы, после чего вернулся к двери в комнату и сел в припаркованное около неё раскладное кресло.
– Мороз и солнце, день чудесный!
   Ещё ты дремлешь, друг прелестный?
   Пора, красавица, проснись...
   Открой сомкнуты негой взоры,
   На встречу утренней авроры
   Звездою севера...
– Заткнись! – подало голос просыпающееся тело и ещё плотнее завернулось в одеяло.
– Ну... там немного другой конец был.
– Дай! Мне!! Поспать!!! – с каждым словом голос тела становился всё раздражённей.
– Ладно, не кипятись. Какой сегодня день?
– Хреновый сегодня день, у меня до сих пор голова болит...
– Какой сегодня день недели?
– Суббота?
– А если подумать?
– Пятница?!
– И не надо на меня глаза выпучивать.
– Сколько времени?!
– Четвёртый час уже.
Тело выпрыгнуло из постели как ошпаренное. На поверку оно оказалось обладающей следами хронического недосыпа на лице девушкой, сохранявшей, несмотря на всю свою заспанность, природную привлекательность. Окончательно проснувшись и обнаружив себя стоящей полуголой посреди комнаты, она было хотела потянуться, но движение оборвалось сразу после робкой попытки начала.
– Я спокойна, волноваться всё равно поздно, ¬– одним своим видом растрёпанная девушка опровергала каждое сказанное ею слово, – на первые три пары я в любом случае опоздала, надо всего лишь успеть на четвёртую.
– Звучит подозрительно просто.
– А ты заткнись!
Следующие сто двадцать секунд невозмутимый, как сфинкс, парень в косухе безразлично наблюдал из своего кресла за стаями пролетающих под потолком колготок, нервными попытками найти на столе губную помаду, не вызвав при этом лавину из дисков, и прочими приготовлениями. Телефонный звонок застал студентку уже за поиском сумки с учебниками. Резвым ланьим прыжком она подскочила к креслу и выудила из-под него телефон быстрее, чем её брат успел шелохнуться.
– Ал-ло?.. Ну вообще-то... Ладно, ладно... Да не за что, пока.
– В чём дело?
– Марина просила заменить её сегодня. Так, мне некогда, – подхватив нашедшуюся за креслом сумку, она исчезла за дверьми, создав при этом хлопнув при этом ими так, что в прихожей возникло лёгкое подобие штукатурочного снегопада.

_ _ _

Холодное осеннее солнце пронизывало скопления свинцовых туч своими лучами, которые безвозвратно гибли, едва коснувшись вздыбившейся на обочинах грязи и жухнущих пучков травы. Улицы города были практически пусты, лишь только редкие троллейбусы нарушали застоявшуюся тишину. Даже для полудня рабочего дня, город производил какое-то чересчур сонное впечатление. Не было на улицах ни старушек, тащащихся куда-то со своими кашолками, ни пьяниц, ни возвращающихся, как правило, в это время домой школников. Что было хуже всего – в городе не было ни одной гостиницы, ночлежек, судя по всему, тоже не было. Константину оставалось только бесцельно шататься по полусонному городу и сетовать на отсутствие в нём крова, готового приютить усталого путника, билетов до Москвы на вогзале, да на неспособность главного редактора литературного журнала «Дантес» войти в положение.
В конце концов, ноги вынесли Андреева на узкую, мощёную крупными булыжниками, в щелях между которыми скапливалась побуревшая от грязи вода, улочку, прорезавшую исторический центр города, заполонённую мелкими рюмочными, приятными, хорошо освещёнными кафе и выкрашенными в иронично-жёлтый цвет домами. Солнце было близко к завершению своего дневного пути и, несмотря на то, что было ещё достаточно светло, зажигающиеся фонари уже брасали на медленно падающие снежинки рыжие отблески. В отличие от остальной части города, здесь можно было заметить разбредающихся по своим делам прохожих. Они были подобны падающему снегу: тихо и плавно, ни за чем не задерживаясь, люди проскальзывали мимо, их бледные лица на мгновенье приобретали тот же рыжеватый отблеск, и их существование казалось столь же зыбким и трогательно-печальным, как и жизнь снежинки, падающей в подёрнутую бензиновой плёнкой лужу.
Монотонная полиритмия стука шагов, сливаясь со свистом зяблого ветра, неустанно твердила о наступающей зиме, однако, сквозь весь этот шум проступал еле слышный гитарный перебор и, повинуясь внезапному порыву, Константин пошёл на звук. Тот привёл его к тяжёлой двери заведения неопределённого рода с гордым названием «Иллюзион».
Душный полумрак помещения был наполнен тихим гомоном, служившим музыке фоном, еле уловимым запахом специй и сизым табачным дымом. Андреев направился к столику, неожиданно вспомнив по пути к нему о том, что за весь день ему ещё так и не довелось пообедать. Готовясь провести ночь на ногах, чтобы с утра взять билеты на ближайший поезд, как только откроется касса, он заказал чашку кофе и погрузился в чтение меню, не радовавшего, впрочем, особым разнообразием. За основу его, судя по всему, был взят список всех блюд, известных жене хозяина заведения, снабжённый парой фотографий её же стряпни. Определившись, наконец, с заказом, Константин принялся рассматривать кафе и его посетителей. Интерьер «Иллюзиона» вполне соответствовал его меню, но излишняя пёстрость обстановки скрадывалась полумраком, оставляя, в целом, вполне приятное впечатление. О посетителях же нельзя было сказать ничего определённого ввиду их крайне малого количества: пожилой мужчина, курящий трубку за столиком у окна, парочка о чём-то шепчущихся девушек в дальнем углу, горячо спорящий с барменом парень, да ещё несколько не примечательных ничем личностей – вот и все посетители. К тому моменту, как бармен, бывший по совместительству и официантом, принёс ужин, у Андреева начало складываться впечатление что это кафе всё-таки обладает своей особенной, едва уловимой атмосферой, однако ему всё никак не удавалось подобрать подходящего слова чтобы обозначить её.
Размышляя об этом в процессе ковыряния вилкой в принесённом салатике, а потом и редактируя на захваченном из дома ноутбуке взятое утром интервью, Константин, попивая кофе, и не заметил как пролетел остаток вечера.
– Ты здесь ночевать остаёшься или как?
¬– А? Что? Куда ночевать? – Андреев поднял глаза и увидел перед собой игравшую на гитаре девушку стоящей перед ним со счётом в руке. Посетитель взял бумажку и уставился на число, стоявшее напротив графы «Итог» – выходило на удивление дёшево.
– Полпервого ночи уже, мы закрываемся, – перефразировала свою мысль гитаристка.
– А, хорошо, – сказал он, выключая компьютер. – У вас тут в городе ночлежки никакой не найдётся?
– И откуда им здесь взяться? Подожди, ты нездешний что ли? – девушка отчего-то вдруг начала мягко улыбаться.
– Да, проездом. А здесь ещё открыт кто в это время?
– Нет, мы дольше всех работаем. Ну что ж, добро пожаловать, если хочешь – могу подсказать пару человек – они по вполне умеренным ценам квартиры сдают, – её улыбка становилась всё шире и шире.
– Квартиру?
– Ладно, забей. Ты по каким делам то здесь?
– Знаешь, живёт тут у вас один весьма известный, эм, в определённых кругах, писатель и публицист... Знаменит, мм... живыми описаниями. Вообще, тебе очень повезло если не приходилось его читать. Так вот, брал у него интервью, а сейчас я должен был бы, по хорошему, спать на уютной полочке под мирный стук колёс.
– Ну и что же тебе помешало? – Константина уже начинала раздражать странная улыбочка его собеседницы.
– Да так... Встретился на перроне с одной придурошной, даже вспоминать не хочу.
– Какой ещё придурошной? – девушка внезапно посерьёзнела.
– Девочка какая-то просила помочь ей пролезть в поезд без билета, но как-то вот не получилось, так что мы оба никуда не поехали... Она ещё жалуется... Местная знаменитость?
Гитаристка села на стул напротив Андреева и подалась вперёд.
– Рыжая такая, в пальто и шапочке, да?
– Ну да.
– Так вот, во первых, не будь так скор на суждения. Во вторых, я готова поспорить что ты не пробовал посмотреть на это вот так: «девочка» попросила тебя о чём-то, что для неё действительно важно, положилась на тебя, а ты не только всё завалил, но и отказываешься признать что кроме тебя в этом никто не виноват.
– Да что ты вообще несёшь, а? Ты хоть знаешь в каком я теперь дерьме? И кто она вообще такая?
– В твоём собственном. Слушай, давай ты сейчас просто расплатишься и уйдёшь.
– Как раз собирался, – отрывисто бросил посетитель.
Константин положил ноутбук в сумку, торопливо отсчитал деньги, кинул их на стол и покинул кафе. Когда двери закрылись за ним, он внезапно для себя осознал, что вся его кофеиновая бодрость куда-то улетучилась и теперь его буквально валит с ног.

_ _ _

Алису разбудило чьё-то постанывание за гипсовой перегородкой. Поняв, что спрятаться от него зарывшись с головой под подушку не получится, она, собравшись с силами, встала с постели, о чём тут же пожалела: холодный линолеум обжигал ноги, а настывший за ночь воздух заставлял её съёжиться. Не включая света, она нащупала висевшую на стуле рядом с кроватью одежду и, натянув майку со штанами, отправилась на кухню. Из под тошнотно-коричневой двери комнаты, откуда доносились постанывания, пробивалась узкая полоска жёлтого света. Мимо этой двери только что проснувшаяся девушка попыталась проскользнуть особенно тихо, как если бы боялась, что её могут заметить, даже задержав на это время дыхание. Проскользнув мимо злосчастной двери и с облегчением выдохнув, Алиса тихими шагами двинулась дальше по коридору. Во всех остальных комнатах, казалось, ещё спали. Когда бредшая в темноте девушка добралась до кухни, она заметила стук дождя по оконному стеклу. Алиса выглянула на улицу и, не разглядев ничего, кроме падающих капель и теряющихся в темноте стволов деревьев, прошептала: «А обещали снег и холода... Ну никому нельзя верить». Затем девушка открыла холодильник и тёплый свет осветил маленькую кухоньку коммунальной квартиры, очерчивая чёрными тенями её скудную меблировку и свисающие в некоторых местах лоскутья отсыхающих обоев. Пробежавшись глазами по полупустым полкам, Алиса закрыла дверцу и обернулась чтобы взглянуть на светившиеся в темноте электронные часы, стоявшие на подоконнике. «Пять часов? Рано», – с этими словами она, всё так же крадучись, направилась в свою комнату и легла спать.
Во второй раз Алису разбудил доносящийся с кухни звон падающих кастрюль. Увидев, что за окном светает, рыжая девушка решила, что теперь уже пора вставать. Придя на кухню, она обнаружила одного из своих соседей стоящим над жёлтой эмалированной кастрюлей и помешивающим в ней деревянной лопаткой нечто не совсем приятно пахнущее.
– Что здесь было? – спросила Алиса.
– О, с добрым утром! ¬– откликнулся стоящий у плиты полный мужичок в белой майке и розовых семейных трусах. – Да я гречку с полки доставал, вот кастрюли уронил, надо бы вниз их переставить. Решил сегодня Муське каши с утра сварить, – добавил он чуть погодя.
Муська, престарелая сибирская лайка, лежала здесь же, на кухне, свернувшись у батареи. Заметив собаку, Алиса невольно отступила на шаг назад. Убедившись, что Муська крепко спит, она вернулась на кухню и неуклюже попыталась протиснуться между своим соседом и столом.
– Ну чего ты под руками вертишься? – остановил он её. – Чайник чтоль тебе поставить? – Алиса кивнула. – И сядь уже наконец, не стой над душой.
Послушно сев за приютившийся около стенки стол, она некоторое время наблюдала за танцующими над плитой языками пламени и за тем как её сосед помешивает гречку в кастрюле и ставит на огонь чайник, потом, наконец, спросила:
– Семён Андреевич, а Николай ещё...
– Колька умотал уже, – перебил Алису её собеседник. – Как же он задолбал своих шлюх сюда приводить! Вот проснётся как-нибудь в пустой квартире ¬– будет знать.
На кухне повисла неловкая тишина. Через несколько минут чайник начал тихонечко посвистывать. Семён ловким движением снял его с огня и поставил на лежавшую на столе дощечку.
– Алиса, – возобновил Семён разговор, наливая кипяток в кружку, – чего ж ты учёбу то бросила?
Девушка не ответила и только продолжила помешивать воду в кружке чайным пакетиком.
– Хоть бы работать тогда уж устроилась...
– Но ведь я подрабатываю чтобы платить за квартиру...
– Так только на аренду с едой тебя и хватает, но ты же ведь не будешь ютиться тут до конца жизни да на рынке торговать?
– Нет, наверное.

_ _ _

Запах мочи, царивший в подъезде, был для Алисы настолько привычным, что она уже не чувствовала его или, по крайней мере, не обращала на него внимания. Стуча ботинками по бетонным ступенькам Алиса сбежала вниз по лестнице и, толкнув плечом деревянную дверь, оказалась на улице. Дождь к тому времени успел прекратиться. Лило ночью знатно: земли во дворе почти не было видно из-за отражавших белёсое небо луж. Рыжая девушка, одетая в короткое чёрное пальто и поношенные джинсы, поправила висевший у неё за спиной тубус и, не спеша, двинулась прочь от своего дома. Идти ей приходилось, по большей части, дворами.Время от времени Алисе встречались бродячие псы, что заставляло её порядком понервничать. Впрочем, она настолько привыкла обходить их по широкой дуге, что делала это машинально. «А ведь раньше я очень любила собак», – с грустью подумала Алиса. Наконец, в просвете между домами показался выход на шедшую в сторону вокзала дорогу, а потом и он сам. Рельсы проходили по дну лощины, по мосту через которую шла девушка с тубусом. С высоты казалось, будто бы железнодорожное полотно ¬– часть отражающихся в лужах небес. С секунду поглядев на эту картину, Алиса сняла с плеча тубус, доставая из него лист бумаги размером в полватмана и целлофановый пакетик с углём.

_ _ _

Когда Константин проснулся, его спина ныла так, что первая попытка подняться на ноги не удалась. Почему-то, лечь спать непосредственно на лестничном пролёте Андрееву показалось вчера лучшей идеей, чем пристроиться на подоконнике или прямо на площадке. Встав, наконец, он принялся непонимающе озираться вокруг, ища источник раздражающе-настойчивого звона. Будильник – догадался он в конце концов и потянулся к карману пальто. На часах было семь, судя по взятому вчера на вокзале расписанию, до ближайшего поезда оставалось ещё полтора часа. Андреев решил не торопиться и, отряхиваясь по дороге, спустился во двор. Светало. Даже в предрассветных сумерках всюду были видны следы только-только закончившегося дождя, а в воздухе стоял чистый, негородской дух. Константин остановился и вдохнул полной грудью. Запах ночного дождя напомнил Андрееву о его последнем визите в Кабардинку, о городе, который он вряд ли когда-нибудь решится ещё раз посетить. Постояв немного, Константин тряхнул головой, прогоняя нахлынувшие воспоминания, и двинулся дальше. Узнал дорогу в подвернувшемся ларьке, отыскал троллейбусную остановку и уже скоро вновь очутился перед окошком вокзальной кассы.
– Нет билетов! – зло огрызнулась продавщица, едва завидев приближающегося человека в пальто. ¬– И надо ведь в такую рань припереться! Хоть бы позавтракать дал! Сказано тебе: нету, значит нету, не родила ж я их тебе за ночь! Лучше б умылся: рожа как с бодуна! Свинья она...
Дальше Константин слушать не стал и направился к выходу, лихорадочно обдумывая свои дальнейшие действия. Поглощённый размышлениями, он покинул станцию и ноги понесли его по лежавшему над путями мосту. Внезапно внимание Андреева привлекла стоявшая там девушка. Не без удивления, он узнал в ней виновницу своих неприятностей. Она что-то увлечённо рисовала на развёрнутом на широких перилах листе бумаги и, казалось, не замечала ничего вокруг. Константин сжал кулаки и ускорил шаг. Пройдя мимо художницы, он вдруг услышал за спиной шорох бумаги и торопливый стук удаляющихся шагов. Когда они, наконец, затихли, Константин остановился взглянуть на открывавшийся с моста вид. То был обыденный для города пейзаж: сверкающие холодным железом рельсы, переплетающиеся между собой и теряющиеся в туманной дымке, несколько товарных вагонов на запасном пути да стылое небо над всем этим.
«Что-то здесь не так», – прошептал Андреев.

Этой осенью.
На ваших экранах.
Глава 1.
>> No.31896 Ответ
>>30651
> Стуча ботинками по бетонным ступенькамзапятая Алиса сбежала вниз по лестнице и, толкнув плечом дверь, оказалась на улице.
> Рыжая девушка, одетая в короткое чёрное пальто и поношенные джинсы, поправила висевший у неё за спиной тубус и, не спеша, двинулась прочь от своего дома.
"Не спеша" выделять запятыми не следует, так как в данном случае нет добавочного действия.
> Идти ей приходилось, по большей части, дворами.
Словосочетание не вводное и запятыми не выделяется.
> Наконец, в просвете между домами показался выход на шедшую в сторону вокзала дорогу, а потом и он сам.
> Встав, наконец, он принялся непонимающе озираться вокруг, ища источник раздражительно-настойчивого звона.
> Когда они, наконец, затихли, Константин остановился взглянуть на открывавшийся с моста вид.
"Наконец" в данном случае не является вводным.
> Поглощённый размышлениями, он покинул станциюзапятая и ноги понесли его по лежавшему над путями мосту.
> Почему-то, лечь спать непосредственно на лестничном пролёте Келешу показалось вчера лучшей идеей, чем пристроиться на подоконнике или прямо на площадке.
Запятая после "почему-то" не нужна.
>> No.31897 Ответ
>>31888
Сейчас лучше более не редактировать пролог и сосредоточиться на главах. Если в будущем появится желание чётко увязать с ними пролог, его всё равно придётся редактировать.
>> No.31976 Ответ
>>31896
Спасибо, поправил.

>>31897
Так, наверное, и постоплю, а то у меня складывается впечатление, что я последнюю сцену редактировал, редактировал, да перередактировал...
>> No.34153 Ответ
Файл: 166.jpg
Jpg, 91.89 KB, 700×530 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
166.jpg
Новый кусочек. Помимо всего, было решено, во-первых, отказаться от концепции отдельных историй как от безблагодатной, во-вторых, переработать биографию девочки Алисы в пользу реалистичности, а то её история выглядела так, как будто Алиса - жертва древнего цыганского проклятья.
Ну и, как всегда, буду рад десятку-другому гнилых помидоров.
Константин стоял на мосту, тяжело опершись на перила и напряжённо вглядываясь в даль. Что-то нужно было делать, и чем быстрее, тем лучше, вот только что? В первую очередь ему захотелось вновь позвонить в редакцию, однако осознание абсурдности сложившегося положения, да и понимание того, что звонить кому-либо сейчас бессмысленно, заставило Андреева воздержаться. Продолжая сверлить глазами горизонт, он несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, потом, наконец, решил, что сначала стоит позавтракать, а потом дойти до шоссе и попытать счастья с попутками.
Вскоре Андреев вновь оказался на узкой улочке, рассекавшей пополам центр города. Опять идти в Иллюзион не хотелось, и Константин зашёл в более-менее чистую закусочную, находившуюся как раз напротив вчерашнего кафе. Не успел он ещё ничего заказать, как какой-то парнишка с возгласом «Тут ведь не занято?» плюхнулся на соседний стул.
¬¬– Н-нет, но вообще тут и пустых столиков полно, – нехотя ответил Андреев, потом оглянул своего гостя. На вид тому было лет шестнадцать-семнадцать, волосы были растрёпаны, на подбородке пробивались редкие щетинки, а ещё парнишка нервничал, что было заметно по его голосу. Константин устало вздохнул.
– Я тебя искал, – продолжил гость, – это ведь ты вчера сюда приехал?
– Допустим.
– Иван, – запоздало представился паренёк.
– Костя, – Андреев проигнорировал протянутую ему руку.
Повисла донельзя неловкая пауза.
– Хм, дело тут вот какое, – начал Ваня, осторожно подбирая слова, – ты уже, наверное, заметил, что у нас тут не совсем обычный город: остановиться негде, вокзал считай что и не работает, ну и так далее...
– Заметил, только что здесь необычного то?
– Ну как что? – запнулся он. – В общем, не важно, суть в том, что из этого города невозможно уехать, – последнее предложение паренёк выпалил на одном дыхании.
– А можно вопрос? Если отсюда, как ты говоришь, невозможно уехать, то почему город ещё не переполнен неосторожными гостями?
– Да кто ж к нам сюда потащится то?
– Справедливо.
– Сейчас тебе смешно, но рано или поздно ты убедишься в моей правоте!
– Ладно, ладно... И всё таки, что же в этом городе такого особенного, что здесь всех держит?
Ваня замялся.
– Ну... Тут, скорее всего, дело в вещах нематериального плана, – тут уже Константин не выдержал и расхохотался в голос.
– Это всё, конечно, очень и очень занимательно, только свали уже наконец и оставь меня в покое.
– Подожди...
– Мне повторить? – Андреев принялся демонстративно разминать пальцы.
– Да сейчас! Возьми, – Ваня сунул ему что-то в руку, – не на улице же тебе спать.

_ _ _

Андреев стоял на обочине окружного шоссе. За спиной его шумел город, а впереди, на той стороне дороги, тихо, на пределе слышимости, шелестела под студёным октябрьским дождём опавшая листва и гудел в голых ветвях ветер. Холод змеями пробирался под одежду, под кожу, пробирая до самых костей, заставлял Константина съёжиться и изредка вздрагивать, всё усиливая его внутреннее раздражение.
Андреев в очередной раз встряхнул ногами в попытке разогреть их, потом взглянул на часы. «Уже запять и до сих пор ни машины, – подумал он, – дорогу что ли где-то перекрыли?» Завеса дождя саваном окутывала город, дорогу, лес на той стороне, скрывая мир за непроглядно-серой кисеёй, и Константин вдруг со неожиданной остротой ощутил всё своё одиночество. Чувство было как если бы его кровь обернулась льдом, так что с каждым ударом сердца по всему телу растекалась холодная волна. Андреев съёжился ещё сильнее, продолжая всё настойчивее вперять взгляд вдаль. Наконец, неразборчиво выругавшись, он отвернулся. Тягостное чувство потихоньку отходило, сменяясь обычным безразличием, но остался горький, отдающий тухлятиной осадок, какой бывает на дне бутылки дешёвого вина... Пальцы начинали неметь, и Константин сунул руки в карманы. Не без удивления, он нащупал там какой-то листочек, достал его и развернул.

_ _ _

За то время, пока Алиса стояла перед дверью, обтянутой красновато-бурым кожзаменителем, борясь с непослушным замком, с её обуви успела натечь небольшая лужица грязи. Наконец, тот поддался и девушка, проскользнув внутрь, торопливо скинула уляпанные землёй ботинки, бесшумно, стараясь оставаться незамеченной, пробежала в дальний конец коридора и вошла в свою комнату. Не включая света, Алиса заперла за собой дверь, повесила мокрую одежду на батарею и легла на кровать. Чёрный пол, белый потолок, сливающаяся с тёмными стенами мебель. Все вещи в темноте стирались, теряли форму, слипались в один комок. Алиса закрыла глаза, вслушиваясь в тишину. Совсем рядом, в хозяйкиной комнате, бубнил телевизор. Впрочем, он был включен почти всегда. С противоположной стороны слышался звон опустошаемых бутылок, чуть дальше уже начиналась ежевечерняя грызня.
В дверь кто-то ненавязчиво постучал. Потом ещё раз. Наконец, подёргали за ручку.
– Алиса, – голос обладал некоей повелительной ноткой, – Алиса, я знаю что ты здесь. Твои ботинки ж в коридоре стоят, – молчание. – Ну как хочешь.
Девушка перевела дух. Не то что бы она что-то имела против Николая или он был ей неинтересен... Просто так уж сложилось, что Алиса старалась избегать его общества, по крайней мере в последнее время.
Её веки сомкнулись, оставляя девушку наедине с шелестом стучащего в окно дождя и чёрной пустотой, лишённой даже мертвенного свечения ночи.
>> No.34320 Ответ
Увы, из-за перехода на уРайтера моя графомань лишилась своего главного достоинства: длинных тире, и нет мне оправдания...
Как всегда, буду рад любому, кто ткнёт меня в мои ошибки как тыкают котёнка носом в мочу.
Звук дверного звонка застал Екатерину врасплох. Она бегло глянула на часы, отложила тетрадь с конспектами и пошла открывать. На пороге стоял мокрый с головы до ног, давно не бритый брюнет, растиравший покрасневшие от холода пальцы. Когда он увидел хозяйку квартиры, в глазах его отразился немой вопрос, неудержимо рвавшийся наружу, да и сама она была удивлена не меньше. С минуту они простояли так, не находя слов, пока у девушки не закончилось терпение.
- Зачем ты пришёл? И... И как ты нашёл меня?
- Э... Да мне паренёк какой-то дал адрес... Сказал тут можно переночевать. Ну не сказал - намекнул. Но прозрачно намекнул...
- Так подожди. Вань?! - крикнула Екатерина через плечо, - Ну-ка подойди!
Иван появился в ту же секунду, как будто ждал что его позовут.
- Что стряслось? А, - обратил он внимание на Константина, - привет. Решил таки заглянуть?
Андреев промолчал.
- Так, Вань, - начала Екатерина менторским тоном, - ты живёшь тут на мою стипендию...
- Неправда, - поспешил вставить он.
- ...На деньги с моей подработки и средства наших родителей, так будь добр спрашивать перед тем как кого-то сюда тащить, здесь же не общёжитие.
- Предлагаешь его выгнать?
- Стоило бы.
- Там холодно, слякотно и мерзко.
- В подъезде?
- Хорошо, забыли про слякоть, но когда он умрёт от воспаления лёгких, его кровь будет на твоих руках, - Ваня прибегнул к последнему аргументу.
- Эх, ладно, пусть уж остаётся раз пришёл, - с этими словами она удалилась.
Иван ожидающе посмотрел на Константина.
- Только, ради всего святого, не надо больше этих твоих шуточек.
- Говнюк ты, Кость. Мог бы хоть спасибо сказать.
- Спасибо.
- Поздно.
Андреев остался в прихожей один.

_ _ _

Обставлена кухня была скромно, но это совсем не отнимало у неё уюта. Должно быть, благодаря тёплому свету, шуму закипавшего чайника и мерному потикиванию висящих на стене часов. Екатерина суетилась у стола: доставала чай, сыр, печенье... Константин же, сидя спиной к стене на табуретке, сложив руки на коленях, выпрямив спину и стараясь занимать как можно меньше места, неотрывно следил за хозяйкой дома.
- Хочешь что-то спросить?
- Да нет, просто знаешь, глупо получилось в Иллюзионе...
- Забей. У тебя был плохой день, у меня был плохой день, так что нечего. Да и вообще, если переживать из-за всех сделанных глупостей - далеко не уедешь, так ведь? Кстати, чай будешь?
- Да.
- Вот видишь, ты сам со мной согласен, - она поставила на стол две чашки крепкого чая, - Однако, это не значит, что ты тогда был прав... Чем ты занимался-то весь день?
- Да так, на окружном голосовал.
- И что, никто не останавливается?
- Если бы! За всё время пока я там стоял - ни машины, а стоял я там долго.
- На окружном, говоришь? Не на том? - Екатерина махнула рукой в сторону окна.
Константин прошёл в указанную сторону. В вечерних сумерках за стеклом виднелись крыши нескольких соседних домов, а вдалеке, рядом с облысевшим лесом, лежала подобная толстому ужу чёрная асфальтовая полоса, пестревшая огнями проносящихся по ней автомобилей.
- Ну чего застыл-то? Пей чай пока горячий.
- Да я смотрю там движение-то оживлённое.
- А то! Вот если надо чтоб тебя подвезли, тогда там глухо как в могиле. Закон Мёрфи.
- Блин, да отсюда вообще как-нибудь уехать можно?
- А самому тебе как кажется? - она заговорщически улыбнулась.
- Только не говори что ты тоже...
- Я так погляжу, Ванька тебе уже успел понаплести всякого, - лицо Константина не покидало выражение подозрительности. - И что же именно он тебе рассказал?
- Да как бы получше выразиться...
- Понятно. Ванька - дурак, не верь ему. Однако, кое в чём он прав, - только начавший успокаиваться Андреев снова напрягся, - Не берусь судить что возможно, а что - нет, но отсюда пока ещё действительно никто не уезжал.
- Да вы что же, сговорились все?
- Не психуй. В конце концов, я не претендую на истину в последней инстанции, а только излагаю факты. Хочешь - позвони этому писаке, к которому ты приезжал, наверняка он в своё время порывался на какие-нибудь встречи-семинары ездить, так что должен знать.
- Хм, вообще он не местный...
- Тем более!
- На самом деле, он год назад отправился в «тур по окраинам», потом пропал на полгода и вот совсем недавно здесь всплыл, - Константин помотал головой, - странно это всё... С утра тогда позвоню - сейчас у него всё равно телефон отключён будет: пишет новый шедевр.
- Эх, давай ещё чайку подолью, - Екатерина встала, беря чашки, - Слушай, а может тебе тут остаться? Или у тебя дома жена с детьми и любимая собака?
- У меня работа с шефом и кредит за машину. Точно! У вас тут сетью воспользоваться можно?
- Да пожалуйста, - Андреев пулей вылетел с кухни, - Чай то...

_ _ _

Дождь прекратился в полночь, когда злой ветер в последний рванул одеяло облаков, разметав по небу серые клочья ваты. Ветер змёй струился между корнями деревьев, свистел в коре, охотничьим рогом гудел в ветвях, вздымаясь всё выше и выше, бился в окна, прокрадывался через мельчайшие щели в дома, отравляя холодом сердца, мысли, даже сны. Разогнав дождь, ветер продолжал бесноваться, не находя своей ярости выхода, но ветер - ничто по сравнению с тем, что бывает порой зарыто и заперто в глубинах человеческой памяти, по сравнению с этими немыми бурями и бесшумными битвами, что продолжаются по нескольку лет без побед и поражений, но лишь с потерями, равными с обеих сторон, с потерями, которые несёт единственная сторона в войне с самой собой, в погоне за миражами и бегстве от миражей, ранящих, порою, слишком глубоко.
>> No.34321 Ответ
>>34153
Это снова я.
> Продолжая сверлить глазами горизонт, он несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, потом, наконец, решил, что сначала стоит позавтракать, а потом дойти до шоссе и попытать счастья с попутками.
Повтор.
> «Уже запять и до сих пор ни машины, – подумал он, – дорогу что ли где-то перекрыли?»
> Не то что бы она что-то имела против Николаязапятая или он был ей неинтересен...
Много слова "наконец" в твоём тексте.
Следующий пост прочту позже.
>> No.34336 Ответ
>>34321
Спасибо.
С "наконец" отныне начинаю бороться, просмотрел текст - что-то его там действительно много.

Кстати, я тут почитал Джеймса Фрея и призадумался: у меня действительно отсутствует (почти или полностью) драматическое напряжение или мне кажется?
>> No.34339 Ответ
>>34320
> Иван появился в ту же секунду, как будто ждалзапятая что его позовут.
> - Понятно. Ванька - дурак, не верь ему. Однако, кое в чём он прав, - только начавший успокаиваться Андреев снова напрягся, - Не берусь судить что возможно, а что - нет, но отсюда пока ещё действительно никто не уезжал.
Если после слов автора диалог продолжается с большой буквы, то после слов автора (перед тире) ставится точка, а не запятая.

Последний абзац напоминает вставки Л. Н. Толстого. А так текст вполне читаем.
>> No.34345 Ответ
>>34339
   Спасибо, поправил.
  
> вставки Л. Н. Толстого
   Вот уж к кому я точно никогда не питал особой любви, так это к Льву Николаевичу. Утешает то, что я, по крайней мере, не напоминаю Т. Толстую. Ну или мне хочется в это верить.
>> No.34573 Ответ
Файл: 0_54439_c0fd84bf_XL.jpg
Jpg, 116.50 KB, 580×800 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
0_54439_c0fd84bf_XL.jpg
Вот ещё кусок на поругание.
Этот отрывок изначально планировался слегка наркоманским, не переборщил ли я?
Алсо, на случай если я таки переборщил, в конце, под спойлером, первая строчка следующей сцены, объясняющая, собственно, наркомань.
Ночную тишину нарушал только близкий шум прибоя. Южные звёзды, подобно свечам в алтаре, разгоняли мрак, танцевали на солёных волнах, рассечённых мостом лунного света, протянувшимся через весь залив вплоть до укрытых темнотой гор.
— Хорошая ночь, — робко попытался начать разговор Константин.
Она действительно была прекрасна: тёплый ветер смешивал запахи выброшенных на берег водорослей и дыма сосновых дров, чуть позади слышались лёгкая музыка и весёлый галдёж... Андрееву казалось, что это самая светлая, самая чудная ночь из когда-либо виденных им и что её образ навсегда врежется ему в память. Последнее было правдой.
— Да, надо нам всем почаще собираться, — низенький и полный мужичок поднял плоский камешек, подкинул в руке и, закрутив, бросил в море. Тот, не подпрыгнув ни разу, с плеском ушёл на дно. — Надо было подворачивать, — объяснил, цокнув языком, Костин собеседник, потом, помолчав, спросил. — Так значит ты в этом году заканчиваешь?
— Да, скорей бы уже.
— И кем пойдёшь — библиотекарем?
— Почему сразу библиотекарем то?
— Ну, учителем тебя не возьмут: ты же не на педагогическом.
— И какой в нём смысл? Торговать мобильниками и после девяти классов можно.
— Неужели у тебя есть какие-то другие профессиональные планы?
— А у тебя есть предложения?
— Могу подкинуть работёнку...
— Дядь Виталь, во-первых, кумовство — последнее дело, а во-вторых, лучше уж телефонами торговать, чем на стройке работать.
Мужичок с грустью взглянул на свои мозолистые, погрубевшие от времени руки.
— Я же волнуюсь за тебя... Ладно, пошли к остальным.
Константин в последний раз посмотрел на волны и длинного, как товарный состав, серебристого морского змея. Тот, казалось, чего-то ждал, однако же чудовище исчезло в глубине прежде, чем Андреев понял в чём дело.
Невдалеке от берега потрескивал небольшой костерок, освещавший собравшихся вокруг людей, находившихся в середине такого же жаркого, как раскалённые угли, спора. Константин сел на песок и, погрузившись в себя, уставился на огонь, увлечённый танцем языков пламени и тонких белёсых змеек, рывшихся в золе. Неожиданно для себя он начал декламировать, вкладывая в каждую следующую строку всё больше чувства:
— Жемчужина небесной тишины,
   Лампада снов, владычица зачатий,
   Кристалл любви, алтарь ночных заклятий,
   Царица вод, любовница волны.
   С какой тоской из влажной глубины
   К тебе растут сквозь мглу моих распятий,
   К Диане бледной, к яростной Гекате
   Змеиные, непрожитые сны...
— Замолчи, Кость! — резко оборвал его отец, — не видишь — мы разговариваем.
— А о чём?
— О важных вещах.
— Да я уж догадываюсь... В такую прекрасную, волшебную ночь, о политике не то что говорить, даже думать должно быть стыдно.
— О чём же прикажешь думать?
— О вечном и возвышенном.
— Кость, уймись, — поддержал своего брата Виталий, — мы тут празднуем как ни как, а ты предлагаешь поэтический вечер устраивать.
— Ну как по мне, так одно без другого невозможно.
— По себе людей не судят. Угомонись уже, я серьёзно сейчас. Ещё успеешь надекламироваться.
— Я то успею, только кто ж о вас тогда позаботится?
— А с чего б тебе о нас волноваться?
— Да как бы помягче выразиться... Вам то времени на что-нибудь стоящее может уже не хватить.
— Заткнись! Хорош уже! — не выдержала Костина мать. Крепкий отчий подзатыльник тоже не заставил себя ждать.
Над костром, сменив собой легкомысленное веселье, повисла тяжёлая тишина, только Виталий пробормотал что-то навроде: «Да, Кость, умеешь ты создать настроенице». Тому хотелось как-то сгладить положение, извиниться, но слова застревали у него в горле да терялись на полпути к языку.
Нараставший в воздухе во время всего разговора гул достиг к тому моменту такой громкости, что метрополитену оставалось только позавидовать. Константин встал и двинулся вдоль берега, морщась от боли, когда под ногу попадал особенно острый камешек, и вперив пустой взгляд в ночное небо. Там, наверху, протянулись, закрывая собой звёзды, плеяды ленточных червей, обладавших сегментами длинной с вагон пригородной электрички. Черви с диким скрежетом рвались в сочленениях, отращивали себе новые хвосты и головы, несколько отделились от основной стаи и закружили над костром. «Это они всё пожрали», — подумал Константин.

_ _ _

Следующим утром загруженное чемоданами такси неслось в сторону Геленджика по узкому пыльному серпантину. Андреев-младший сидел спереди, отделённый от своей семьи спинкой кресла. Сзади теснилось старшее поколение. Периодически Константин поглядывал через плечо, и что-то не давало ему покоя.
— Дядь Виталь, а ты тоже с нами едешь?
— Мне же операцию надо делать, а то ведь действительно времени ни на что стоящее не хватит.
Остаток пути прошёл в молчании, только ревели всё громче кроваво-красные драконы, подобно пущенным стрелам проносившиеся над горами и приземлявшиеся где-то вдалеке, там, куда держала путь машина, словно готовили засаду. Такси тоже вскоре добралось до вокзала.
Несмотря на толпу, Константина не покидало ощущение, что он на станции совсем один. Мысли его постоянно крутились вокруг вчерашнего разговора, и Андреев безуспешно пытался отогнать их прочь, сосредоточиться на происходящем вокруг... Последнее было особенно сложно — все предметы дрожали под жаром раскалённого как доменная печь солнца и распадались на части, а голоса доносились словно из под двухметрового слоя почвы.
Началась посадка. Вагон с шипением разинул все свои змеиные пасти и Константин, не в силах шевельнуться, взирал на то, как его родственники один за другим были проглочены непроглядной чернотой дверного проёма. Пришёл его черёд, и Андреев двинулся за ними следом. Перед самым краем обрыва, которым заканчивался перрон Константин остановился — в ноздри ему ударил резкий, тошнотворный и до боли знакомый запах. Андреев протянул руку к горячему боку поезда, тот вдруг оказался влажным и липким, да и больше напоминал на ощупь чешую, чем метал. Константин резко отдёрнул руку, подняв мелкие алые брызги. В следующее же мгновение вставший на дыбы окровавленный дракон вогнал ему под рёбра длинные изогнутые когти.
В комнате раздался истошный крик, и Константин, перевернув раскладушку, скатился на побитый молью облезлый ковёр. Сердце колотилось как будто готово было вот-вот разорваться, а студёный воздух не желал наполнять лёгкие. Андреев машинально ощупал правый бок, проверяя старые шрамы, затем перевернулся на спину.
>> No.34781 Ответ
Ещё кусок.
Читаю про построение повествования, просматриваю первые страницы (а других пока нет) и краснею как рак.


В комнате раздался истошный крик, и Константин, перевернув раскладушку, скатился на побитый молью облезлый ковёр. Сердце колотилось словно готово было разорваться, а холодный воздух не желал наполнять лёгкие. Андреев машинально ощупал правый бок, ощупывая старые шрамы, затем перевернулся на спину. Пустой взгляд вперился в неровно отштукатуренный стерильно-белый потолок. Некоторое время ушло у Константина на то, чтобы понять где он, собственно, находится. Вдруг Андреев вспомнил свой сон — лицо его скривилось как от резкой зубной боли и мысли вновь вернулись к тем далёким дням. Из забытия Константина вывел только мягкий звук приближавшихся к двери шагов. В тот же миг Андреев вскочил на ноги, поставил на место раскладушку, расправил нервным движением собравшуюся в комок постель и сел.
— Доброе утро, — поприветствовала его Екатерина.
— Доброе, — раздался слегка рассеянный голос.
Стриженая по плечи светловолосая девушка плавно прошла через комнату и села рядом со своим гостем.
— Ты чего такой бледный спросоня?
— Разве?
— Угу, прям как Макбет при виде Банкво. Кошмары мучают?
— С чего бы?
— Да ты вся ночь дёргался, потом бормотал что-то, с кем-то спорил, ну и вопль твой...
— Всего лишь сон! Может что такое и было, я никогда не запоминаю почти... Да и пустое это всё.
— Ну смотри, дело твоё. На тебя яичницу жарить?
— Если не сложно...
— Будет готово — позову, — с этими словами она удалилась.
Константин уронил голову на колени и запустил пальцы в сальные волосы. События вчерашнего дня медленно прокрались к нему в сознание, вытесняя давнишний ужас. Впрочем, хрен был редьки не слаще. Собравшись с силами, Андреев поднялся на ноги, сбрасывая с себя последние остатки сна.
Первым делом он проверил почту: там не было ничего, кроме обычных рекламных рассылок и короткой записки из редакции: «Спасибо за текст. В понедельник обязательно зайди в бухгалтерию». Затем настал черёд позвонить «известному в узких кругах писателю». Телефон нашёлся на кровати, под подушкой. В течение разговора Константин становился всё бледнее, затем вдруг резко не покраснел. Сохранить вежливый тон стоило ему нечеловеческих усилий.
— Готово!
Дойдя до кухни, Андреев повалился на табуретку у стены как подкошенный.
— Вот ведь сучье отродье... Удивить умеет... Ещё и удачной поездки желал, скотина.
— Кто? — поинтересовалась девушка.
— Павел Григорьич, работает у нас в журнале.
— Ты железку то положи, — Константин только сейчас заметил, что изо всех сил стискивает ручку кухонного ножа и сопровождает свои слова широкими взмахами. — Ну и чем он знаменит?
— Звоню я сейчас этому писаке, и что я слышу? «А ведь я предупреждал Пашеньку, — процитировал Андреев тонким старческим голоском, — что у нас тут и на месяц можно застрять, и на полгода. Нет, ему личную встречу подавай, телефон его не устраивает. Почему? Хотел бы я знать. В общем, к нему с вопросами и обращайся.»
— Подозреваешь заговор?
— Ну... На уход по собственному желанию мне пару раз намекали...
— По-моему, ты себя слегка переоцениваешь. Как будто выкинуть тебя на мороз без всяких выкрутасов им что-то мешало.
— Сам бы я не ушёл, а так увольнительные, две недели и так далее... Иначе чем шефа телефонный разговор не устраивал?
— Ты меня спрашиваешь? Лучше подумай зачем тебе тогда билет в два конца купили.
Константин только хлопнул себя по лбу.
— Забыли. Как мне теперь отсюда выбираться то?
— Да никак.
— Что зна...
— Смирись. Тебе выпал редкий шанс избавиться от ненавидимой работы, где тебя тоже, судя по всему, не очень жалуют — нельзя его упускать.
— Что значит выпал? Он у меня всегда был!
— Сам себе веришь? — Молчание. — Да не в этом даже и дело. Просто это бессмысленно. Думаешь мне очень нравится тут торчать? Был бы способ — первая бы укатила в одну из столиц, там бы я уж нашла сцену получше вшивой кафешки, только нету его! Билетов тут не достать; дорога, на которой ты голосовал, обрывается через двести километров из-за болот; самолёты здесь не летают. Не теряй времени впустую. Постарайся получать удовольствие от своего незапланированного отпуска или ищи работу, раз уж такой трудоголик. Я по себе знаю сколько времени можно угробить на всё это, так что не повторяй моих ошибок.
Константин сидел будто оглушённый потоком вываленной на него информации и таращился на нетронутый завтрак.
— Нет, я так быстро не сдаюсь.
— Что ж, понимаю, — её лицо озарилось внезапной идеей. — Вот что, иди от станции по железке в сторону моста, свернёшь на первом правом ответвлении, пароль: «Как по поводу прокатиться?»
>> No.35183 Ответ
Продолжается изучение теории и поиски стиля (этого, правда, пока не заметно). Кстати, там в начале кое-что будет изменено скорее всего, так что если будут вдруг попадаться несовпадения - не стоит удивляться, хотя их вроде не должно быть, но кто знает.

В узкой как гроб комнатёнке было тихо, душно и пыльно: подоконник с облупившейся краской, стол со слезшим лаком, рассохшийся комод, выглядели так, будто стояли в доме-музее малоизвестного художника, где смотритель толи умер, толи окончательно спился.
Алиса, так и уснувшая не раздевшись, сжимала в объятьях скомканное одеяло, волосы её разметались по сероватым простыне и наволочке. Тонкие белые пальцы вцепились в грубую шерстяную ткань будто искали спасения.
Резкий крик, донёсшийся со стороны кухни, бесцеремонно разбил хрупкий сон, и девушка, спихивая с узкой продавленной кровати постельное бельё, неторопливо поднялась на колени. Раздался ответный вопль, потом ещё один, после чего голоса слились в неистовый хор, подтверждавший что сейчас воскресное утро, все в квартире живы-здоровы, кто-то опять попытался пролезть к плите не в свою очередь, а Солнце ещё не погасло. Потянувшись, Алиса перебралась на стул с расшатанной спинкой и задумчиво побарабанила пальцами по столешнице. Потом достала из ящика банку тушёнки, консервный нож с вилкой и двадцатичетырёхстраничную тетрадь. Завтракая, девушка проглядывала свои записи. То были, в основном, заполненные нечитаемым бисерным подчерком таблицы с расписаниями и номерами вагонов в составах, да схемы тупиковых ответвлений и развязок. Наевшись, она отодвинула оконную занавеску и выглянула на улицу. За ночь лужи успели покрыться тонкой ледяной корочкой, как ссадины – коркой запёкшеёся крови, и невесомые хлопья снега неторопливо бинтовали раны изрезанной дорогами земли. Из комода Алиса достала явно видавшую лучшие времена светло-голубую куртку на синтипоне. Выпускать волосы из под неё девушка не стала, но только поглубже натянула всесезонную чёрную шапчонку, так что стало вовсе не видно. Уже проходя по коридору и увидев краем глаза своё отражение в зеркале, Алиса отметила, что смотри кто на неё сейчас со стороны, у него возникли бы трудности с определением пола шедшего перед ним человека.
На этот раз увернуться от столь старательно избегаемой встречи девушке не удалось. Не успела она пробежать и двух пролётов, как навстречу ей показалась усталая фигура тридцатилетнего мужчины с редкими, хотя и ухоженными русыми усами и простыми, открытыми чертами лица. Помахав издали , Алиса попыталась проскочить мимо Николая, но тот успел остановить её схватив за руку.
— Алька, ты где всё время пропадаешь?
— Да нигде: то там дела, то тут. Так весь день промотаешься — потом сил хватает только до кровати доползти, — ответила она, поглядывая через плечо на лестницу и топчась на месте.
Мужчина отпустил Алисино запястье.
— Опаздываешь что ль куда?
— Нет, а что?
— На улице сейчас красота. Поехали в парк: погуляем, потом посидим где-нибудь вечером.
Девушка, стараясь оставаться вежливой, улыбнулась.
— Я бы рада... У меня дел по горло, их и отложишь, так потом ещё больше разгребать придётся.
Мужчина спустился на ступеньку ближе и заговорил доверительным шёпотом:
— Ты зачем от меня третью неделю бегаешь? Думаешь я не замечаю? Ладно уж, иди.

_ _ _

Снег валил всё гуще.
Колонны только сошедших с конвейера вагонов тянулись покуда хватало взгляда, среди них скользил тонкий силуэт, списывавший с железных боков номера и ставивший напротив них в таблице точное время. Скрип свежего снега под сапогами и карандаша по бумаге были, казалось, единственными звуками во вселенной. Тем громче прозвучал оклик:
— Как по поводу прокатиться?
Алисино лицо на мгновение озарилось вспышкой внезапной радости, только на мгновение: потом она узнала голос.
— Ты? Откуда... А, ну да, конечно... Зачем ты пришёл?
— Извини, я тебя не узнал со спины, — Константин, стоявший от девушки в десятке шагов, развернулся и двинулся прочь. Он уже почти скрылся из виду когда Алиса решилась остановить его.
— Подожди! — снег заглушил крик как заглушал все прочие звуки, и она ринулась за Андреевым вслед. — Постой!
Константин оглянулся через плечо и, увидев бегущую девушку, остановился. Успевшая запыхаться, Алиса тоже сбавила ход.
— Откуда ты знаешь про «прокатиться»?
— Гитаристка из кафе рассказала.
— Так всё-таки Катя, — в голосе прозвучало явное разочарование. — Зачем она тебя сюда послала?
— Хотел бы я знать... Она пыталась меня убедить что отсюда не уехать — я не соглашался, и тогда Катя посоветовала сходить сюда. Ничего лучше я всё равно пока придумать не мог, вот и решил попытать счастья.
Девушка опёрлась спиной о вагон и запрокинула голову.
— Это мне в Кате и не нравится: любит она шутить о серьёзных вещах, и чем они серьёзнее, тем больше она это любит.
— Что здесь всё-таки творится?
Алиса не слушала:
— Как-то, когда я ещё в Иллюзионе подрабатывала, мне приснилось что я брела осенью вдоль поезда — или поездов — и вдруг услышала тихие-тихие слова, почти шопот: «Алиса, как по поводу прокатиться?» Не знаю, кто это сказал, я только чувствовала чьё-то присутствие за спиной. Мы пошли вдоль какого-то вала, всё вокруг темнело и белело и темнело, а на рассвете, под окровавленным небом, из белизны соткался поезд. Мы вошли. Вагон рванулся так резко, что я чуть не упала, и тогда, от испуга, я проснулась; и знаешь что, когда-нибудь я всё-таки сделаю этот сон явью, — по её щекам потекли тонкие ручейки.
Андреев было подался вперёд, но тут же совершенно неуклюже замер.
— Месяца не прошло, — продолжила девушка, — а я уже столько перепробовала... Так внутрь не пролезть, договориться тоже не получается, снаружи каждый раз снимают. Не знаю, может если я пойму как тут всё работает, дождусь пока что-нибудь засбоит, тогда... Когда я тебя позавчера увидела, то было уже подумала что вот оно, а толку? Теперь ещё ты тут из-за меня застрял. Прости.
Константин встал рядом.
— Почему ты тогда на мосту убежала?
— Не знаю. Я как раз думала что у тебя сейчас дома все волнуются, ну и на работе проблемы, наверно, будут, и вот ты как раз идёшь с таким лицом, будто всю семью похоронил... Мне стало стыдно.
— Пустяки, да и всё равно у меня никого нет.
— И что ты теперь будешь делать?
— Честно? Понятия не имею. С одной стороны домой надо ехать, а с другой самому смешно: у вас тут полгорода рвётся в дорогу и всё бестолку, куда уж мне? Даже смысла особо не вижу... Вот тебе здесь почему не сидится?
— Долгая история, — Алиса вытерла слёзы. — Где ночевал?
— В парадном на лестнице, потом у Кати. Неужели у вас тут совсем остановиться негде?
— Если только комнату где снять. Хм, у нас одна сдаётся, но тебе не подойдёт...
— Почему же?
— Темно, сыро, тесно, тараканы, — Андреев вспомнил, в какое состояние его бесхозяйственность привела оставшуюся после родителей квартиру, и пожал плечами.
— Я чувствую, что если за сегодня ничего не соображу, завтра у меня особо выхода не будет. Не могу же я вечно у Кати торчать... Вот что, — Константин вынул расписание, — следующий поезд отходит в полседьмого, в шесть тогда встретимся на на станции, если не найду как уехать — покажешь мне эту комнату, если же вдруг повезёт — поедем вместе.
— П-правда?
Андреев не ответил. Твёрдой походкой он шагал между бесконечными рядами вагонов. Алиса смотрела ему вслед пока он не исчез из виду.
>> No.36263 Ответ
Файл: 13_housing_g_w.jpg
Jpg, 180.57 KB, 1024×576 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
13_housing_g_w.jpg
ОП, как и всегда, рад желчному и гневному критику, которому некуда выплеснуть ненависть к миру и графоманам в частности.

Во-первых, я понял что полумифичесому зверю под именем "читатель" может быть не совсем понятна природа Костиного трудоголизма (я бы лично не придал этому значения, если б не был автором) и жизнь, которую он длительное вемя вёл, поэтому вот сцена, которая должна в окончательном варианте идти самой первой:

Впервые за несколько недель Константин Андреев собрался с силами чтобы побриться. Глядя на своё вечно-заспанное отражение в потускневшем зеркале он отметил, что до сих пор это действо, несмотря на весь заложенный в него символизм обновления, ничего не изменило, скорее это была своеобразная манифестация готовности к переменам. Однако, теперь всё было по-другому: долой упование на символы — надо прилично выглядеть на собеседовании. Отложив бритву и умывшись, Константин ещё раз критично оглянул своё лицо: пара порезов, зато чисто. Такому же осмотру, по выходу из ванной, подверглась и квартира: всюду посуда, бельё. Объедки и на том и на другом. Два мешка с мусором под столом на кухне, ещё и кран в ванной течёт. Уборка бы не помешала, отметил Андреев, но было уже слишком поздно, так что он ограничился тем, что собрал все тарелки и отнёс н кухню. Довольно долго Константин не мог заснуть — сказывалась привычка ложиться в пятом часу, и в его голову постепенно стали возвращаться сомнения по поводу намечавшегося жизненного подъёма. Даже допуская, что он ему завтра удастся устроится, а потом ещё выдержать испытательный срок, Андреев с трудом мог представить что это меняет кроме ежедневного расписания. Не будет возможности совсем себя запускать, доход поприличней и всё. Ещё один атрибут нормальности. Такой же символ, как и бритьё раз в месяц. С другой стороны, появится необходимость общаться с людьми, но ведь он и сейчас встречается со съёмщиками второй квартиры. Подумав ещё немного, Константин решил, что полупредложения навроде «спасибо, до следующего», к которым сводились все его разговоры с ними, сложно назвать общением, так что всё, наверное, движется-таки к лучшему. С этими мыслями Андреев заснул.

Это начинается с предыдущего поста (извиняюсь за то, что не убрал технические заметки, но исследованием биографий и системы музыкального образования я предпочту заняться когда допишу историю (может я вообще выкину Катин сабплот и это всё будет не нужно)):

— Ну и чего уставился то? — спросила брата Екатерина, откладывая гитару. Тот уже несколько минут с донельзя серьёзным лицом наблюдал за игрой.
— Задумался просто, да ты не останавливайся: приятное бряцанье, сосредоточиться помогает.
— Это ты о КОМПОЗИТОР? Однако. И вообще, у меня пальцы не железные.
— Быстро же ты выдохлась.
— Ну-ну, поиграй-ка часика три.
— А я что по-твоему весь...
— Не за компьютером.
Девушка поудобнее устроилась на диване и какое-то время тишину нарушало только кликанье мыши.
— Знаешь, Кать, одно другого, на самом деле не сильно полезней.
— Неужели?
Иван отвернулся от монитора и посмотрел на сестру.
— Зачем ты играешь на гитаре?
— Мне нравится. Удивлён?
— Я имею в виду включая те дни, когда ты болеешь, ненавидишь весь мир и так далее.
— Ну, иначе меня выпрут из консерватории/музучилища.
— Зачем тебе заканчивать консерваторию?
— Решил в Фрейда поиграть? Давай я сразу признаюсь что до сих пор испытываю влечение к нашему отцу и мы на этом закончим.
— И всё-таки?
— Если подумать, то нет, не испытываю.
— Я серьёзно!
— Затем, что тогда я многому научусь.
— И приехал я назад, в славный город Ленинград. Зачем тебе умение играть на гитаре на профессиональном уровне?
— Если делать это на любительском уровне, то кому такая игра сдалась? Если уж тратить время на подобные вещи, то нужно стремиться к мастерству. Вдохновлять людей, менять мир, ну ты понял.
— Ух как! А я всегда считал что это у меня юношеский максимализм. Ты хоть понимаешь в каком городе ты родилась?
— Список имён великих гитаристов тоже начинали в захолустье.
— И все оттуда уехали.
— Сходи чайник поставь.
Качая головой, Иван вышел, а вернувшись через некоторое время принялся мерить комнату шагами.
— Если ты сама понимаешь в чём главное препятствие, то почему ничего не делаешь?
— Например? — оживилась Екатерина.
— Да что угодно! Костя вон бегает, Алиса бегает, я, конечно, немного с другой стороны подхожу к вопросу, но ты одна не при делах.
— Я и ещё двести тысяч человек что здесь живут. Костя только приехал, Алиса... ну она не совсем здоровая, так что её мы не считаем, там случай особый. Остаются только твои астральные закидоны, светоч ты наш.
Парень поджал губы, будто собирался что-то сказать, но промолчал.
На кухне засвистел чайник.

_ _ _

К шести часам на улице уже стемнело, и снег на станции освещал только тусклый свет фонарей. Константина нигде видно не было, а вот источавший, подобно айсбергу, ледяную надменность поезд уже стоял у перрона. Алиса медленно пошла вдоль состава, заглядывая в чёрные окна, одновременно боясь и надеясь увидеть в одном из них Андреева. Надеясь, потому что это значило бы что выход из капкана этого города всё-таки существует. Боясь, потому что это значило бы что Константин наплевал на своё обещание и решил её не ждать. Последнее, впрочем, могло оказаться правдой несмотря на то, что все вагоны пустовали. Оклик девушка услышала только когда уже почти закончила осматривать состав по второму кругу. Она взглянула вверх, там, на мосту, махал рукой Андреев.
— Извини, — заговорил он, когда Алиса поднялась, — мне мягко намекнули что слишком долго торчать в такую погоду на вокзале чревато для здоровья. Я снял немного денег, попытался поговорить с кассиршей с глазу на глаз... Она упёрлась непонятно почему... Хорошо, думаю, может с проводницей сторгуемся будет. Ага, я только рот открыть успел, как не пойми откуда вылез здоровенный лоб... В общем, последние двадцать минут я любуюсь метелью. Ладно, пойдём.
— Подожди. Ты вообще представляешь себе что такое жить в коммуналке? Почему ты не можешь ещё несколько дней перекантоваться у Кати? Она же всегда гостеприимной была.
— Несколько дней это сколько? Три? Тридцать? Триста? При всём желании я не могу не признать что застрял плотнее чем Винни-Пух в кроличьей норе. Медведя, к тому же, с работы никто не уволит. Ну а коли так, то надо как-то обустраиваться.
— Получается ты сдаёшься?
— Хм, нет, но разве я могу сейчас что-то сделать?
— Ждать.
— Ждать мне в любом случае придётся. Серьёзно, у Кати с её братом есть своя жизнь и мне, м... стыдно... у них там мешаться. Пошли.
По дороге Андреев расспрашивал Алису о ней самой. Девушка отвечала односложно и скомканно, намеренно не вдаваясь в подробности. Летом она подрабатывала в Иллюзионе, там и познакомилась с Екатериной. Они сдружились, Алиса ей много всего рассказывала — видимо зря, как она сама заметила — ну а потом осень, у обеих учёба. Правда Алиса вскоре поняла, что если она действительно так хочет уехать из города, то университет у неё только время отнимает. К тому же, раньше её ещё семья здесь держала, а теперь...
Уже на лестничной площадке девушка вновь остановилась.
— Может ты всё-таки какое-нибудь приличное место найдёшь? Времени у тебя всё равно навалом...
— Ничего, мне ненадолго. А почему ты меня так отговариваешь?
Дверь открылась прежде, чем Алиса успела что-либо ответить. Полностью игнорируя девушку, на Андреева уставился из проёма хмурый усатый мужчина в растянутых рейтузах.
— И по какому поводу у нас гости? — поинтересовался Николай.
— Тут, вроде... комната сдаётся, нет?
— И надолго вы к нам?
— Ну проезжайте, проезжайте, — с этими словами он удалился вглубь квартиры.
— Ревнивый у тебя... парень, если его можно так назвать, — шепнул, разуваясь, Андреев Алисе.
— Это не мой парень.
— Он об этом знает?

к: чьё дерьмо шансов, видимо высказывает своё мнение
>> No.37031 Ответ
>>36263
После "и надолго вы к нам?" пропустил строчку, должен быть ответ "только проездом".

Вскоре появится новый кусок стыдно признаться, но он мне даже более-менее нравиться. Тем временем, я принял решение убить Ваню в раннем возрасте дабы он не портил историю, с чем и связано долгое затишье.
>> No.37130 Ответ
Файл: 81837443_prostitutka.jpg
Jpg, 31.41 KB, 598×400 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
81837443_prostitutka.jpg
Далее планирую допереработать написанное до этого, так как фактических несоотвотствий с учётом постоянных подправлений накопилось больше, чем фактов. Заодно облагороженный текст не будет отпугивать тех, кто решит почитать тред (хотя, если они начнут с ОП-поста, мне уже ничего не поможет). В остальном, всё как обычно: буду рад мимокритикам.

Со дня своего въезда на квартиру Маи Петровны Николай чётко и предельно ясно обозначил своё отношение к остальным жильцам. Начал он с того, что за свой счёт врезал в свою дверь новый замок, затем заявил, что его не устраивают текущие графики пользования кухней с ванной и уборки коридора, более того, он добился их пересмотра. В то же время, Николай был свободен от дурной привычки следить за соседями и перемывать им на досуге кости. Подробности его собственной личной жизни также не были никому известны. Только спустя некоторое время кое-что начало проясняться: Семён Андреевич видел его пару разна Вагоностроительном заводе, да хозяйка заметила, что в счета за телефон добавилась графа «междугородние звонки».
У Алисы, которая сама на тот момент жила у Маи Петровны чуть больше месяца и только начала со всем обвыкаться, поведение Николая вызвало поначалу лёгкую оторопь, затем неприязнь, пока девушка, наконец, не осознала, что Николай всего-навсего делает то, что она сама боится себе позволить.
Было холодное, сырое и мерзкое утро. Сквозняк пробирался через ветхие рамы, выл ветер, и Алиса проснулась рано. Когда она пришла на кухню за чашкой горячего кофе, её внимание привлёк висящий на стене календарь. Девушка нашла число, потом перевернула страницу на прошлый месяц, отсчитала дни, вновь посмотрела на сегодняшнюю дату — всё было верно.
— Сорок дней, — прошептала она, садясь и роняя голову на стол.
— Кто умер то? — поинтересовался Николай, даже оторвавшийся от завтрака пока он наблюдал за Алисой.
— Папа, — ответила она после долгого молчания надломленным голосом.
Мужчина выровнял кусок сервелата так, чтобы он не свисал.
— Просто... умер. Он уже давно был парализован, и вот теперь...
— Подожди, прожую... Ну вот смотри, он же полностью был парализован, так? — девушка приподнялась и кивнула. — Думаешь ему самому очень нравилось быть в таком состоянии? Так что не унывай, всё к лучшему.
— К лучшему?! — Алиса, не веря ушам, бросила на собеседника дикий взгляд. — У меня отец умер!
— Умер. Разве что-нибудь изменилось от этого? Посмотри правде в глаза, — продолжил Николай, пока девушка не успела вновь заговорить, — что он лежал в кровати, что в гробу — для тебя разницы никакой нет, ну если только теперь за ним ухаживать не надо, а сам он освободился от страданий, все в плюсе, все довольны.
— Это неправильно, — проговорила она с отчаянием.
— Правильность — понятие растяжимое. Если уж на то пошло, тебе надо было оплакивать отца сразу как у него всё отнялось, а не ждать.
Алиса хотела возразить что тогда у неё ещё была надежда, но запнулась. Когда у её отца случился инсульт, она действительно плакала так, как будто он уже умер. Даже горче, чем из-за потери сестры, или, может, две утраты смешались в одну, и всё же, после этого она долгое время вообще ничего не чувствовала, но пребывала в постоянно подавленном состоянии, толи не веря, толи не осознавая того, что произошло. Допустить, что всё ещё может когда-нибудь пойти на лад Алиса не могла даже в теории. Не в этой вселенной, не в этом городе. Какая уж тут надежда.Черёд той, что умирает последней, пришёл уже давно. Алиса похоронила надежду вместе со своей старшей сестрой, Надей, которая, несмотря на имя, обогнала всю семью, и заодно подтолкнула к краю всех остальных.
— Не знаю, может ты и прав. Я ещё подумаю над этим.
Так началось Алисино постепенное сближение с Николаем. Её привлекали его сила и независимость. Его — её ранимость и меланхолия, трогательные как лебединая песня. Остальные жильцы немало удивлялись, видя как нелюдимый обычно Николай шутит и делится опытом, а приходящая домой только на ночь Алиса пьёт с ним на кухне чай. Сама не зная почему, она доверяла соседу. Однажды, Алиса даже поделилась с Николаем верой в то, что из Нинеевска невозможно уехать. Тот, однако, воспринял новость довольно прохладно.
— Ну нельзя, и что теперь?
— Ты знал?
— На вагоностроительном от начальства слышал. С чего тебя на путешествия вдруг потянуло?
— Причём здесь путешествия? Я хочу уехать насовсем, куда-нибудь подальше. Да всё равно куда, только бы убраться из этой дыры.
— Но-но, и здесь есть много хорошего.
— Хорошего, — эхом отозвалась девушка. — У меня здесь нет ничего, кроме плохих воспоминаний, и расстаться я с ними буду только рада.
— Ты что ж, Алька, думаешь это так просто: переехала и готово? Прошлое отброшено, жизнь с нового листа? Поверь, всё немного сложнее в этом мире. Дам тебе дружеский совет: что было, то было; выкинь всё из головы и забудь.
— Легко сказать.
— Займись насущными делами. Вернись в институт, ни на что другое у тебя сразу времени не останется.
— Ну а толку?
— Здесь при желании тоже можно удобно устроиться, а там и время лечит.
— Уверена, если бы ты жил в том же Красноярске, тебе бы не пришлось снимать комнату в коммуналке.
— А может мне это нравится, — ухмыльнулся Николай. — Я так экономлю, и трачу деньги на вещи поинтереснее квадратных метров.
На что именно он тратит деньги Алиса спросить не решилась. Разговор плавно перетёк в отвлечённое русло, и единственным его последствием стало то, что девушка, вернувшись к себе, решила убрать подальше тетрадку, в которой начала составлять схему движения на Нинеевской станции, чтобы она не попалась на глаза Николаю если тот вдруг заглянет.
Несмотря на всё время, которое они проводили вместе, Алиса довольно плохо знала Николая. Виной тому был, в том числе, и её собственный малый интерес к жизни её друга. Девушка ценила его исключительно как собеседника, способного не просто поддакивать или, но сначала выслушать её мнение, а потому уже высказать свою мысль.
Николай, тем временем, всё чаще посещал тружениц панели, так как все его намёки разбивались о стену Алисиного непонимания, а сам он чувствовал себя ещё молодым. Он ощущал в ней некоторую надломленность, что и влекло его к девушке. Для себя Николай объяснял это так: «Алька сама о себе позаботиться не может, не знает чего хочет. Ей нужен кто-то, кто сможет за неё постоять и направить её энергию в полезное русло».
Так же и Алиса всё чаще замечала его недвусмысленные намёки, но списывала их на дурное воспитание и общий цинизм, для Николая характерный. Так могло бы продолжаться ещё долго, если бы однажды вечером она не открыла дверь на поздний звонок. Вообще, «четыре коротких» значило, что пришли к Николаю, но его весь день не было дома. На пороге стояла потрёпанная временем женщина средних лет, в чёрных чулках, в мини-юбке и ярко-красной губной помаде.
— Колька чё, не дома? — поинтересовалась гостья сиплым голосом.
— Н-нет, — ответила Алиса как-то неуверенно.
— Скажи ему чтоб Ангелине звякнул.
Николай вернулся через пару часов, вид у него был на удивление свежий.
— Алька, — крикнул он из прихожей, — мне не звонил никто?
— Никто.
>> No.38435 Ответ
Файл: p_00065.jpg
Jpg, 510.21 KB, 1280×960 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
p_00065.jpg
Я ещё не умер. Просто процесс деванизации затянулся, да и времни последнее время не так много, как хотелось бы.
свежачекчановскийхреньотличная - оптимистичная капча
>> No.38472 Ответ
>>38435
Автор, фантдопущение отличное, но персонажи ни к черту и язык ужасен.

Мои тебе советы:
1. Возьми себе писать за правило
писать о том, что хорошо знаешь.
Тебя в детстве укусила оса, и ты весь день ревел из-за этого? В четырнадцать лет ты обожал раммштайн и дружил с хулиганом из параллельного класса? Ты окончил школу с серебром и теперь учишься на физфаке? Пиши прежде всего об этом! Не вводи в биографии персонажей ничего, о чем ты не имеешь ни малейшего представления (например, групповое изнасилование или учебу в консерватории, если ты даже не удосужился поискать животрепещущие истории от имевших такой опыт).
Дополнительно: старайся как можно меньше касаться интернет-жизни персонажей, если это не является сюжетообразующей деталью - рискуешь переполнить текст клише и мемами, которые лет через пять будут выглядеть так же глупо, как сейчас первонахи с медведами.
2. Ты не любишь своих персонажей, не чувствуешь их. Подумай, как отличаются в реальности речь/поведение программиста-сеньора из США и слесаря-сантехника из Рязани. У тебя же все "думают" и разговаривают одинаково, причем чистейшим канцеляритом.
Попробуй также придумать персонажам какие-то личные мелкие фишечки и уделяй им достаточно внимания в тексте (Аня отрывает уголки страниц в тетрадях и книгах, когда нервничает, Ваня по четвергам играет в покер с соседками-старушками, Петя раз в две недели напивается в клубе "Желтый носорог" и т.д.) Старайся при этом соблюдать меру - эти фишечки должны сделать персонажа менее надуманным и более (бес)человечным (то есть понятным читателю), с экзотикой тут лучше не эксперементировать.
3. Громоздкие и/или необычные имена "из головы" уместны, если тебе нужно создать комический эффект (Эллочка-людоедочка), показать характер героя (Обломов), погрузить читателя в атомосферу придуманного мира (Торбинс/Бэггинс), подчеркнуть национальность, вид, фэнт. расу, если они напрямую влияют на поведение героя - в частности на какие-то соблюдаемые им ритуалы (Рабинович с большей вероятностью будет праздновать Пурим, а Джонсон - католическое Рождество). В остальных случаях стоит использовать более "серые" и распространенные имена-фамилии.
>> No.38473 Ответ
Далее.
4. Прекрати пересыпать речь присказками и поговорками, а над вложенными смыслами работай тщательно. От того, что ты сравнил меланхолию с "лебединой песней", текст стал только хуже; обыгрывание имени "Надежда" у тебя получилось очень топорным.
5. Отлавливай и избегай клише.
Перво-наперво, ты должен сам погрузиться в описываемые сцены, ярко представить их. Не заставляй читателя додумывать за тебя буквально все.

"Было сырое мерзкое утро" и "ветхие рамы" - это вообще ни о чем; слишком общий и при этом затасканный образ. Более того, эти предложения можно вычеркнуть из текста, потому что какой-то особой нагрузки смысловой они не несут и ни на что не влияют.

А теперь начнем этот же эпизод немного по-другому (схематичный набросок без редактуры):
"Алиса беспокойно ворочалась в постели. Всю ночь ей снились гномы, поющие гимны Королю Гор и лихо отплясывающие праздничную чечетку под сводами далеких норвежских пещер. Вой и стук, издаваемые шумной свитой Короля, все приближались и приближались к перепуганной Але, а вместе с ним - леденящее, предвещающее гибель дыхание Повелителя Снегов.
- Стой, нечисть, во имя Одина! У меня флейта крысолова есть! - пробормотала сквозь сон Алиса и проснулась. Конечно, никакого горного короля в комнатушке не было, его дыхание оказалось осенним сквозняком, а "гномий топот" издавали старенькие оконные рамы, до сих пор держащиеся на своих местах не иначе как чудом."
>> No.38483 Ответ
>>38472
>>38473
> 1
Я был бы рад писать о том, что знаю, но в лучшем случае это будут зарисовки про пионерлагеря, в худшем - истории типа "жили-были два хикки, как-то раз они чудом разговорились, но, поскольку один из них разговаривается слишком уж быстро, при всех последующих встречах один прятал от стыда глаза, а другой переходил на другую сторону улицы". Первое ещё ладно, а второе вообще никому не нужно.
> если ты даже не удосужился поискать животрепещущие истории от имевших такой опыт
То есть если я всё-таки пересилю себя и поинтересуюсь, такие вещи можно и вставлять?
%Кстати, от групповых изнасилований я отказался уже давно, учёба в консерватории всё равно упоминается только мельком, а интернет-жизнь отправилась в топку вместе с самим Ваней.%%
> 2
> ты не любишь персонажей
Я готов признать, что это не заметно, но я их люблю. Честно-честно.
Язык постараюсь дифференциировать, но я был бы очень благодарен за толковое пособие по стилистике русского языка.
> слесаря-сантехника из Рязани
Ну почему из Рязани? Откуда, откуда это пошло? Неужели у нас прям такая уж глубокая провинция?
По поводу мелких фишек - обязательно что-нибудь придумаю. Мысль вроде бы и не новая, но как-то вот проскочила мимо моего внимания.
> 3
Костя Андреев, Катя, Алиса, Коля - разве громоздко? Или они становятся громоздкими когда я начинаю писать "Константин", "Екатерина" и т. д. Хм, может это глупый вопрос, но разве первый вариант не будет слегка фамильярным? Если нет - перейду на него.
> 4
> Прекрати пересыпать речь присказками и поговорками
Добросовестно просмотрел текст, как-то не нашёл. А чем, собственно, плохи поговорки и присказки? Разве это не "кладезь народной мудрости" и всё такое?
> 5
Хорошо, видимо я слишком многое отношу к второстепенному и не заслуживающему описания.
> схематичный набросок без редактуры
Ну, думаю, я уловил общую идею.

В общем спасибо, у меня теперь есть не только повод для размышлений, но и пища.
>> No.38516 Ответ
>>38483

Автор, не слушай этого >>38472 >>38473 анона. Эти общие, бессмысленные советы из книжек серии "Как стать Великим писателем", помноженные на ЧСВ человека, высказавшего их, стоят лишь мимолётного внимания.

Ко всем, ВСЕМ советам относись максимально критически. Не беги исправлять мнимые "ошибки". Этот пост не исключение.

Опирайся лишь на своё виденье и представление. Детали в речи и поведении персонажей проявятся сами, по ходу написания рукописи. Увидев их ясный образ, нужно будет лишь подправить начало ради целостности картины.

Выкладывать произведение не доведёнными до ума кусками -- не лучшая идея, но раз уж начал, то ничего не поделаешь. Читатель жесток и беспощаден. Читатель любит готовые книги.

Готовому текст лучше перечитать через время, причём в другом редакторе или на читалке. Вариант с распечаткой идеален.

Пока сам не дойдёшь до понимания сути "ошибок", советы бесполезны. У каждого литератора свой стиль и свой путь.

Всё вышенаписанное чисто из собственного опыта, а посему лишь моё частное мнение.
Кун, который помогал с вычиткой вначале нити.
>> No.38523 Ответ
Файл: АсВКмнт.jpg
Jpg, 1250.89 KB, 1025×833 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
АсВКмнт.jpg
>>38516
Не то, чтобы я бежал исправлять все ошибки, но стиль у меня объективно отсутствует на данном этапе, и лучше с ним что-то сделать сейчас, чем в очередной раз переписывать всё с самого начала.
> Выкладывать произведение не доведёнными до ума кусками -- не лучшая идея, но раз уж начал, то ничего не поделаешь. Читатель жесток и беспощаден. Читатель любит готовые книги.
Понимаю, что не лучшая, но так увеличивется шанс не дропнуть, плюс можно заметить совсем уж явные косяки.
> Кун, который помогал с вычиткой вначале нити.
Я приятно удивлён твоим визитом.
>> No.38629 Ответ
>>38516
Чушь говоришь про "свой путь". Тебя не смущает, что многие хорошие писатели имеют профессиональное литературное образование или хотя бы смежный опыт? Был бы, например, Марк Твен таким няшей, если бы не работал журналистом, оттачивая владение словом?
А сколько ваннаби-самородков клепают отборное говно с ходульными героями, потому что поленились немного ознакомиться с основами литературоведения или хотя бы равняться на писателей-мастеров, а не таких же, как они, фикописцев?
>> No.38634 Ответ
>>38629
> многие хорошие писатели имеют профессиональное литературное образование
Агась. Все-все прямо-таки и имели, особенно Антон Павлович и Густав Карлович.

Btw, ОП заведи уже себе редактора. Ни один хороший писатель без редактора не обходился. Даже трижды именитые писатели выдают вполне себе мерде, пока редактор два-три раза не пройдется по ошибкам и не заставит несколько раз переписать.
>> No.38667 Ответ
>>38634
> Btw, ОП заведи уже себе редактора
Я бы и завёл, но:
1) Некого.
2) Я вот сейчас кое-что переделал, кое-что выкинул. Толку то переписывать каждую сцену десять раз если я не уверен, что она вообще мне потом понадобится.
3) Добрые люди тут иногда указывают на конкретные ошибки. В таком случае я отмечаю это место жёлтым маркером и исправляю рано или поздно, так что в некотором смысле у меня есть редактор. Всем ведь понятно, что я тут не окончательную версию выкладываю.
>> No.39375 Ответ
Файл: Снег-на-шпалах.txt
Text, 114.87 KB, 381 строк - Нажмите на картинку, чтобы скачать файл
view edit
Снег-на-шпалах.txt
Таки нашёл филолога и отправил ей в очередной раз переделанный текст (в этот раз - серьёзно переделанный), посмотрим что она посоветует по поводу стилевого единства.
>> No.39743 Ответ
Файл: 7e92cba152af28d4b9837d692a51369d.jpg
Jpg, 74.37 KB, 243×600 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
7e92cba152af28d4b9837d692a51369d.jpg
Хм, филолог сказала, что неплохо, поправила там кое-что в трёх местах, посоветовала подумать о том, чтобы убрать пассаж про дождь либо дать ему позднее смысл, а так же заметила, что по одной руке тяжело сказать красив ли человек. Видимо, всё самое отвратительное к последней редакции удалось вычистить (включая Катиного брата и некоторые другие сюжетные повороты). Что ж, неторопясь доделываю следующий кусочек.
>> No.40853 Ответ
Файл: 42856355.jpg
Jpg, 84.03 KB, 600×600 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
42856355.jpg
Вы думали, что я умер? Конечно нет, тут ведь пусто.
А вообще, вот ещё один неторопливый фрагмент, зато в следующем куске есть целый абзац экшона. А в голове автора - осмысленная, наконец-то, сюжетная линия, а не осколки, которые нужно было собирать вместе как раньше.
Первым делом при виде своей комнаты Константин вспомнил о той, которую снимал Раскольников. Действительно, менее пригодное для жизни помещение сложно было представить. Кровать стояла у окна, зажатая у спинки и в ногах боковыми стенами, правую её половину занимал рассохшийся бельевой шкаф, а напротив левой примостился круглый кофейный столик, явно купленный на пару-тройку десятков лет позже всего остального, но такой же кривой и невзрачный. «Видимо, в этом городе всё кривое», — подумал Андреев. Впрочем, ни свою жизнь, ни самого себя он тоже прямыми не считал. Спотыкаясь, Константин пролез к кровати, сел и обвёл глазами серые стены. Вокруг было так пусто, что само по себе, у Андреева возникло желание поскорее разобрать чемоданы, после чего придать комнате хотя бы более или менее божеский вид. Однако, из багажа у Константина была только сумка с ноутбуком, а тратить время и силы на украшение места, где он собирался провести от силы пару ночей ему было жалко. Андреев встал, попытался пройтись по комнате, но, за недостатком места, снова сел.
Делать было совершенно нечего: текст он отослал ещё из «Иллюзиона», а культурные развлечения отсутствовали в Нинеевске как класс. Если не считать таковым слежку за поездами, конечно. Зевнув, Константин решил прилечь и уставился в потолок. Как и следовало ожидать, объяснений того, кем нужно быть, чтобы, поехав в полуторадневную командировку, закончить в коммуналке в Мухосранске там не было, однако, Андрееву как-то не очень-то и хотелось знать кем нужно для этого быть, хотя он и догадывался. Другое дело, если бы кто-нибудь объяснил ему в доступной форме как ему удаётся так часто выигрывать в лотерее вселенского невезения. Тут Константин прервал поток саможалости, напомнив себе, что джек-пот ему уже один раз выпал и жаловаться на всё остальное теперь попросту глупо.
Ближе к вечеру Андреев решил заварить себе чаю. Хлеб, колбасу и, собственно, пакетик с заваркой ему разрешил одолжить Семён. На кухне Алиса как раз кипятила воду. Константин хотел уже спросить её хватит ли в чайнике воды на две чашки, но она, как только заметила его, выключила газ и ушла.
Когда Андреев расправился с тем, что заменило ему ужин, в коридоре завизжал телефон. Здраво рассудив, что отвечать на чужие звонки в коммуналке может быть чревато, Константин решил его проигнорировать. Так же, видимо, поступили и все остальные жильцы. Наконец, в дверях появился заспанный Семён, пробурчал «там, вроде, тебя» и исчез. В трубке Андреев, к своему огромному удивлению, узнал Катин голос.
— Как ты номер нашла?
— Элементарно, Ватсон: у меня Алисин же был, у тебя он теперь такой же.
— Я, вроде, у тебя ничего не забыл? — неуверенно попытался нащупать причину звонка Константин.
— Нет, — ответила она и замолчала.
Андреев попытался припомнить прошлый вечер. Вернулся он довольно поздно, Катя всё ещё сидела и что-то учила, его рассказ о встрече с Алисой и о переезде она слушала в пол-уха, и до последнего Константин не был уверен слышала ли она его вообще.
— Как тебе на новом месте? — прервала Катя мысли Андреева, насладившись до конца паузой.
— Что? А, Очень душевненько. Меня избегают, меня угощают колбасой и хлебушком и на меня же смотрят так, будто хотят придушить.
— Остаётся только понадеяться, что всё это делают разные люди...
— О нет, те же самые! Вот одна старушка: поставила мне под дверью миску с молоком, а потом забилась на шкаф и, только я отвернусь, свешивает оттуда голову и зыркает на меня как ледоруб на Троцкого.
— Ну что ж, раз ты смог органично вписаться в тамошнюю обстановку, я за тебя очень рада.
— Ага... Ну, спасибо за беспокойство, наверное...
— Подожди, как там Алиса?
— Да как обычно, скорее всего, позвать?
— Ни в коем случае, если она – «как обычно», то я лучше не буду ей пока на глаза попадаться. Ты вообще, кстати, будь с девочкой как-нибудь по-мягче, у человека, в конце концов, тонкая душевная организация, да и с соседями лучше дружить. Авось, вместе и решите ваш невыездной вопрос.
— Как же?
— Мне то откуда знать? Так, у меня ещё дел полно, покедывай.
«Бред», — мысленно обобщил содержание беседы Андреев.
Оставив чашку у раковины, он вернулся в комнату и опять попытался обдумать свои дальнейшие действия. Самым разумным казалось попробовать залезть в товарник. Константин закрыл глаза и представил лицо шефа когда тот будет читать его объяснительную записку, но тут кто-то некстати постучался.
— Войдите, — обречённо ответил Андреев.
Алиса закрыла за собой дверь, задвинула щеколду и села на кровать. Константин немного от неё отодвинулся и занял выжидающую позицию.
— Кость, а ты сам откуда?
— Из Красноярска, а что?
— Да так, просто интересно. Расскажи мне про него что-нибудь.
Андреев немного помолчал, думая как бы получше съязвить, но, неожиданно вспомнив Катин совет, воздержался.
— А тебе зачем?
— Как зачем? Да просто так, я же нигде не была никогда.
— Слушай, ну другой город это, всё-таки не другая планета и даже не другая страна.
— Тебе сложно что ли? Расскажи.
— Ну не о чем же...
— Совсем-совсем? Хоть какие-то различия должны же быть. По крайней мере буду к ним готова.
— Понятия не имею, что ты себе навоображала, но вся разница в размере.
— Неужели у тебя о родном городе даже никаких воспоминаний нет?
— Есть о людях, есть о событиях, а о городе какие могут быть воспоминания? Прости меня, мне нечего рассказать. Понимаю, что это звучит по-дурацки, но я собственный город плохо знаю...
— Как можно исхитриться прожить всю жизнь в городе и его не узнать? — девушка уставилась на Константина со смесью недоверия и раздражения.
— Вот так вот... Я сам по себе больше домосед, плюс мы с семьёй на праздники всегда ездили к родственникам на море. Правда... Я могу тебе рассказать какой автобус откуда куда ходит и где пробки самые длинные, но ты же не этого хочешь...
— Хоть что-нибудь...
— Ничего.
— Понятно всё с тобой, — Алиса встала. — И зачем тебе назад возвращаться? Ладно, забей. Кстати, посуду-то убирай за собой, твои грязные кружки тут никому не сдались, чай не один живёшь.
— Извини.
— А что «извини» то? Иди и помой её.
>> No.40945 Ответ
>>u/113555
Спасибо большое, очень рад такому разбору.

Ребята-которые-намекают, однако, нет, не скажу. С Никогде там, насколько я могу судить по Википедии, сходства есть только в завязке. По крайней мере, ни фентези, ни погонь я не планирую.
Да, тысячь десять, может двадцать, но я с географией особо не заморачивался.
> Костя.
Хм, если создаётся впечатление, что он смирился, то это плохо. В следующем фрагменте будет его попытка пролезть в поезд, может она изменить впечатление? В любом случае, я тогда, наверное, вставлю побольше его рассуждений для прояснения внутренней картины, всё равно Алисины гуляния с ватманом не нужны, и я их вырежу. Или нужны?
Так, а за семью обидно. Понятно, что намёк на ж/д катастрофу в его размышлениях надо сделать потоньше, а что значит "недали прочувствовать семью"? То есть читатель не успевает к ним привыкнуть или их характеры недостаточно раскрыты? Что если вставить в интерьер Костиной квартиры какие-нибудь напоминания о них? Или от этого только хуже станет?

Над использованием фамилии подумаю, а это раздражает или просто непривычно?
> Алиса
Об этих противоречиях я знаю. Дело в том, что изначально она и была чистейшей воды мечтательницей-гумманитарием, а потом я решил её образ сделать немножко ближе к земле, да и вообще пересмотреть немножко её основной конфликт. Раньше-то она у нас была невинной жертвой, но писать про обездоленную сиротку - дело, как мне кажется, гиблое. В итоге в тексте встречаются эти пережитки, которые я всё никак не уберу, как я не мог убрать Катиного брата.
Кстати, если Катя и сказала, что у Алисы тонкая душевная организация, это ещё не факт. Катя - не автор, она может и врать, и ошибаться.
Что ж, если читателю не хватает объяснения Алисиной тормознутости при отъезде, то либо я действительно дам комментарии на эту тему, либо поменяю её поведение. Скорее второе, так как всё равно идёт переработка её образа.
> Катя
Если ты спрашиваешь, будет ли она ещё фигурировать в истории: да, будет. Если же тебе интересно, расширится ли спектр её ролей, то мне бы этого очень хотелось, но не могу ничего обещать. Причины заботливости постараюсь проявить по ходу сюжета.

Кстати, есть мысль одарить Катю бурятскими корнями. Может и именем.
> Коля
> > человек, в общем-то, не плохой
Ничего, уж у кого всё ещё впереди, так это у него.

На флэшбэк взгляну. Либо добавлю указаний на то, что это именно флэшбэк, либо подвину его ближе к началу. Скорее - первое.
> И почему никто кроме Алисы не интересуется возможностью выбраться, а то и даже не задумывается о невозможности этого?
Потому, что это не так.
Разве Катя Косте на это не намекает? Коля тоже не удивляется, когда Алиса ему об этом говорит (я ведь это не вырезал?). Если всего этого не заметно, дико извиняюсь, пойду сделаю позаметнее.
А вообще, так должно быть по мистическим причинам. Хотя, если интересно, могу проспойлерить что такое Нинеевск и как оттуда уехать. Оп-паньки, ты мне подсказал чем обосновать Катину заботливость, благодарю.
> Кстати, откуда продукты привозят?
Да поездом. Поезд приходит, местные его разгружают, загружают почтой, потом поезд уходит. Даже на зону продукты как-то привозят.

Так, орфографию и пунктуацию со стилистикой я исправлю, странно, однако, что столько шушеры пролезло в тхт.
> И я таки только сейчас осознал, что не знаю откуда сам главный герой. До этого было ощущение, что он из Красноярска, а Нинеевск находится в семи часах от города. Вот только если он в семи часах от Красноярска, то до Москвы ему ехать в лучшем случае двое суток, так какой смысл?
Он таки из Красноярска. Из Москвы он был в первой редакции, ещё он работал в литературном журнале "Дантес" и в Нинеевске брал интервью у именитого писателя (слегка напоминающего Сорокина), внезапно прервавшего в Нинеевске путешествие по окраинам России. В общем, очередной атавизм.
> Уж слишком прочно в моём мозгу снег ассоциируется с белым цветом.
Ну, ты, я думаю, не одинок. Постараюсь что-нибудь придумать с этим.

>А диалог всё же хороший.
Благодарю.

Остальное - техника, починю.

Спасибо ещё раз за обзор.
>> No.40946 Ответ
>>/u/113565
А действительно, какая капча? Меня опять переклинило в ночь, вот я и спутал декабрь с февралём, посчитав 8 декабря самым началом года.
Ну ладно, зато тред в /u/ на нулевую вернул, и то хорошо.
>>40945
> С Никогде там, насколько я могу судить по Википедии, сходства есть только в завязке.
Ну да, атмосферы разные (хотя я жду целый абзац экшона), я по сюжету говорил.
> Хм, если создаётся впечатление, что он смирился, то это плохо.
Не то чтобы смирился, просто отнёсся к этому очень спокойно, с учётом того, что ему говорят "рискуешь остаться здесь навеки", а он вроде как даже верит. Ну и не стал вызванивать Красноярск, не стал гуглить "что это за проклятый город за такой - Нинеевск", не стал ещё много чего делать.
> всё равно Алисины гуляния с ватманом не нужны, и я их вырежу. Или нужны?
Не знаю, но "встреча" на мосту, когда она рисовала город лишней не показалась.
> а что значит "недали прочувствовать семью"? То есть читатель не успевает к ним привыкнуть или их характеры недостаточно раскрыты?
Скорее что непонятны их отношения с Костей, не показано насколько они важны ему, зато показана некая отчуждённость, когда на него шикают за то, что он читает стихи. Трудно сказать, всё же восприятие у каждого своё.
> Что если вставить в интерьер Костиной квартиры какие-нибудь напоминания о них? Или от этого только хуже станет?
Понятия не имею, если честно.
> а это раздражает или просто непривычно?
Скорее вызывает недоумение. Кажется, что за этим есть какой-то смысл, но смысла-то вроде бы и нет. Кстати, мне кажется или в тексте его мало зовут Костей, а почти всегда Константином? В ту же степь.
> > > человек, в общем-то, не плохой
Что, настолько сильно ошибся? Ну посмотрим. Интересно будет глянуть на поведение "простого незамысловатого мужика, пьющего в субботу пиво за просмотром футбола" на фоне интеллигентов-гуманитариев. Надеюсь, он не станет кем-то чисто отрицательным (это всё же слишком просто сделать за счёт эгоистичности).
> Разве Катя Косте на это не намекает?
Намекает, но Катя находится внутри сферы влияния Алисы. Почему уехать не пытаются сотни других людей, у которых возможно больная тётя где-то под Новокузнецком - пока не ясно. Ну не все же они такие прагматики, как Николай (нет, разговор с ним не вырезал)?
Не-не, не надо спойлеров! По крайней мере, пока ты не решишь бросить это дело. Да-да, я постучал по дереву.
> у именитого писателя (слегка напоминающего Сорокина), внезапно прервавшего в Нинеевске путешествие по окраинам России
Гм. Колоритный наверное персонаж был (как я понял, он так и не появился даже в старой версии?), интересно было бы послушать его мнение на счёт ситуации в городе.
> Спасибо ещё раз за обзор.
Да не за что. Так-то я давно мимо треда проходил, думал заглянуть, а тут наконец выдался повод. Тем более, если разом и для кафедры в /u/, и для семпая - не жалко.

Кстати, откуда у тебя столько знаков "¬" в тексте? Очень много.
>> No.40952 Ответ
>>40946
> Ну ладно, зато тред в /u/ на нулевую вернул, и то хорошо.
Ну и меня там порекламировал. :3
> не стал ещё много чего делать.
С одной стороны, я понимаю, что это не совсем хорошо, но с другой - у него, по моему замыслу, туговато по жизни с мотивацией. Хотя, погуглить я его заставлю, это идея хорошая.
> Скорее что непонятны их отношения с Костей, не показано насколько они важны ему, зато показана некая отчуждённость
А, ну это можно поправить.
> но смысла-то вроде бы и нет
Ну сначала я так сделал чтобы имя его не трепать постоянно. Видимо, не лучшая мысль.
> Что, настолько сильно ошибся?
Нет, человек он действительно не плохой. Просто ему я отвёл самую неприятную роль.
> Надеюсь, он не станет кем-то чисто отрицательным (это всё же слишком просто сделать за счёт эгоистичности).
Ну что значит отрицательным? Просто его цели, Алисины и Костины немного не совпадают. Да и не тот у меня, вроде, жанр, чтобы были специальные "отрицательные" персонажи.
> Почему уехать не пытаются сотни других людей, у которых возможно больная тётя где-то под Новокузнецком - пока не ясно. Ну не все же они такие прагматики, как Николай (нет, разговор с ним не вырезал)?
Не буду давать спойлеров, но в следующей редакции постараюсь намекнуть.
> Гм. Колоритный наверное персонаж был (как я понял, он так и не появился даже в старой версии?), интересно было бы послушать его мнение на счёт ситуации в городе.
Был один коротенький телефонный разговор с ним, ничего интересного там не было, а по манере общения он немного напоминал отца Филарета из Острова. Собственно из-за колоритности он и был вырезан. Вводить такого персонажа ради пары сцен - смысла мало, читатель будет о нём вспоминать, а я не хочу, чтобы он отвлекался. Плюс, описывая "именитого писателя", нужно выдерживать соответствующий уровень.
> Кстати, откуда у тебя столько знаков "¬" в тексте? Очень много.
Это мои длинные тире из вордовского документа погнулись, а почему так - не вем.

До Рождества тогда, наверное, успею поправить косяки, а продолжение выложу в среду-четверг.
>> No.41121 Ответ
Файл: 109.jpg
Jpg, 103.00 KB, 800×600 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
109.jpg
Во первых должен сказать, что обещание, которое Костя упоминает в середине, существует пока только в голове автора и будет реализовано в следующей редакции.
Также, в виде эксперимента, принято инновационное решение называть Костю Костей. Перечитаю фрагмент через некоторое время и решу что исправлять: этот кусок или остальные.
Ну и, как обычно, буду рад диванным критикам, аще такие забредут в наши края.
ПС
Новый Снег на Шпалах - почти без диалогов. И это хорошо, потому что они у меня фальшивые насквозь.
Проснулся Костя довольно поздно. В квартире было тихо — видимо все уже разошлись по своим делам — и всё равно она давала ощущение заполненности и обитаемости. Костя немного посидел на кровати, стараясь запомнить это чувство. Немного — потому что он испытывал почти физическую необходимость что-то делать и даже верил в собственные силы. Сам Костя списал это на адреналин. В конце концов, по его подсчётам, для того, чтобы успеть в Красноярск до того, как торопиться станет некуда, ему нужно было выехать, самое позднее, этой ночью. Не помня, как позавтракал, Костя выбежал на улицу и отправился к вокзалу. Автобуса ждать не хотелось, и он решил прогуляться.
Первым делом Костя снова пошёл к начальнице станции, но той в кабинете не было. Дальше в его списке было то место, где Алиса в последний раз проверяла поезда. Вагоны там выглядели как игрушки на витрине, и Костя был уверен, что в ближайшее время они никуда не поедут, так что он двинулся дальше — искать те, с которыми время успело поиграть. Бессистемно поворачивая между блестящими рядами цистерн, контейнеров и редких плацкартников, Костя оставил позади и станцию, и вагоностроительный завод. Наконец, ему попался готовящийся к отправке, как можно было судить по прицепленному к нему тепловозу, состав. Когда же Костя заметил, что двери некоторых вагонов открыты, ему захотелось кричать от радости.
Тихо, стараясь не хрустеть снегом, он прокрался к первому вагону. Встав у двери он замер и прислушался — внутри было вроде бы тихо. В голову ему пришла мысль, что можно было бы вернуться на квартиру за Алисой, но не было никакой гарантии, что она там и что они успеют назад до того, как их поезд уедет. Тут за углом послышались чьи-то неторопливые шаги, и он, не раздумывая, заскочил на лесенку и, рывком, бросил себя внутрь. Вагон оказался купейным. Уже когда Костя забился в коридор и присел, чтобы его не было видно снаружи, ему показалось, что уже во время прыжка он видел краем глаза, как из-за угла вывернул кто-то невысокий и в синем. Костя немного приподнялся и посмотрел в окно, но точка обзора была далеко не самая лучшая. Можно было, конечно, вернуться в тамбур и глянуть оттуда, однако Костя решил не рисковать без необходимости. В конце концов, если это действительно была Алиса — двери открыты для всех. «Кстати, странно, — отметил он, — что она всё ещё здесь если в поезд так просто забраться».
Костя устроился поудобнее и оценил текущий расклад: поезд явно скоро отправлялся, и, куда бы он ни шёл, больше пары дней дорога занять не должна. Вероятнее всего, состав будет идти через Красноярск — ближайший крупный город как ни как, и есть шанс, что он там остановится. Тогда нужно будет просто стучать в дверь погромче, если её вообще вспомнят закрыть. Да даже если поезд и отправят по какому-то другому маршруту, дорога не должна занять дольше двух-трёх дней, а выезд из Нинеевска уже можно считать победой.
Размышления эти были прерваны шумом с другой стороны вагона. Костя подскочил и попытался открыть ближайшее к нему купе. Закрыто. Тогда он выбежал в тамбур и, прижимаясь к стенке спиной, прислушался. Кто-то шёл по коридору, насвистывая какой-то простенький мотивчик. Открытая дверь была всего лишь через коридор от Кости, близкая и недоступная. Он повернулся к той, что была на его стороне тамбура — тоже закрыто, но сверху нашлась аварийная ручка. Повернув её, Костя толкнул железную створку, выбрался наружу, заполз под днище вагона и даже успел кое-как забросать свои следы снегом до того, как шаги остановились прямо над ним. Повисла тишина. Наконец, сверху раздался громкий железный хлопок, а вскоре и ещё один. Подождав ещё немного, Костя вылез с той стороны, с которой сначала зашёл в вагон и, быстрым шагом, двинулся назад по своим следам.
Его преследователь шёл по составу и закрывал двери. Догнав его, Костя подождал пока тот не отвернётся к противоположной стороне, после чего успешно его обогнал. Увидев идущую к поезду цепочку следов Костя приостановился: судя по размеру ноги, они вполне могли принадлежать девушке. Он оглянулся, проверяя можно ли было с этого места было видеть его вагон. Было можно, хотя и не очень хорошо, но ведь и чёрное пальто на фоне снега незаметности не прибавляет. Костя ещё раз посмотрел на следы, запоминая узор подошвы. Потом, прикидывая какова вероятность того, что Алиса действительно была там и видела его, Костя поплёлся домой. Поиск пригодных для безбилетного проезда мест его больше не интересовал. В то же время, он сам удивлялся почему его так заботит Алисино мнение. В конце концов, если он и обещал ей, что они уедут из Нинеевска вместе, он имел в виду одну конкретную ситуацию и только её.
Убедить себя в последнем Косте не удалось, и, первым делом после возвращения к себе на квартиру, он отложил в сторону пакет с купленными по дороге стаканчиками Доширака и отыскал в куче обуви у входа Алисины сапоги, которые легко было узнать по натёкшей с них лужице, и посмотрел на подошву. Как и следовало ожидать, она была такой же, как на следах в депо.
— Ну что за мерзкий фетишизм?
Костя обернулся. Над ним стоял Николай. Что-то в нём Косте не нравилось, да даже этот нарочито-громкий оклик, будто рассчитанный на то, чтобы быть услышанным во всей квартире.
— Ты их нюхать собираешься или тебе достаточно подержать, — продолжал тот.
— Я предпочитаю надевать.
— А налезут?
— А я не на себя.
— Второй тогда попробуй засунуть. Себе.
— А месье-то, как я погляжу, знает толк в извращениях.
Николай приблизился и тоже сел на корточки, но тут открылась входная дверь и ввалившийся внутрь Семён Андреевич с порога начал рассказывать Николаю про какую-то проводку и пропивших последние мозги алкашей. Воспользовавшись моментом, Костя подхватил с пола свой пакет и ретировался к себе в комнату. Сердце его колотилось.
>> No.41122 Ответ
>>41121
> подержать?
селффикс
>> No.41132 Ответ
Файл: Quarter_turn_trailer_cabinet_lock_MK407.jpg
Jpg, 46.92 KB, 600×600 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
Quarter_turn_trailer_cabinet_lock_MK407.jpg
>>41121
Не с первого прочтения понял картину жмурок в вагоне, но это можно списать на мою очередную сонливость. Из того, что не понял со второго прочтения - что делала (или чего не делала, или что предполагалось, что делала) Алиса и каково было отношение проводника к цепочке следов с той стороны вагона, с которой Костя в него зашёл.
Что непонятно, так это то, почему "Поиск пригодных для безбилетного проезда мест его больше не интересовал". Насколько мне известно, замок в купейных вагонах точно такой же, как и на всех других дверях-дверцах поезда - что-то вроде пикрелейтеда. Соответственно сделать из какой-нибудь жёсткой проволки или ещё чего подобного отмычку, не должно представлять из себя проблему. Охотно верю, что суть не в этом, но глаз резануло. Если не хочется возвращаться к этой теме, то можно просто сказать, что замки там какие-то другие, например, или ещё что. В любом случае
Касательно "Кости" - мне пошло нормально, хотя в первом абзаце (или двух) его слишком много, наверное стоило бы разбавить.
Кстати, я понял почему так много "Андреева" в тексте. "Келеш" - фамилия весьма примечательная, поэтому её можно использовать легко и часто, однако когда все интересные "Келеши" были заменены на банальных (не в обиду возможно читающим) "Андреевых", эффект потерялся.

Часть так-то хорошая, но уж больно короткая. Из взаимодействий один Николай с ожидаемым назревающим конфликтом, да мысли об "уехать с Алисой". Эх, читать тексты онгоингом - мучение. В готовом виде-то сцена быстро прочитывается и идёт отлично, а вот когда так, по куску раз в месяц... в общем, надеюсь на продолжение.
>> No.41133 Ответ
>>41132
> Из того, что не понял со второго прочтения - что делала (или чего не делала, или что предполагалось, что делала) Алиса
А вот это будет подробно расписано в следующем куске, который и подлиннее, и почти готов. Может его тогда постараюсь закончить к Рождеству, а редактура немного подождёт.
> и каково было отношение проводника к цепочке следов с той стороны вагона, с которой Костя в него зашёл.
Это я тоже упомяну.
> Соответственно сделать из какой-нибудь жёсткой проволки или ещё чего подобного отмычку, не должно представлять из себя проблему.
В смысле, сделать отмычку, а потом вернуться? Так двери поезда закрыли же.
Хотя, наверное, действительно погоняю его ещё немного по округе, всё равно нужно время выиграть.

Кстати, я вспомнил чем на самом деле объясняется Катина заботливость: в первой редакции Костю пригласил к ним в дом её брат, а когда его не стало, мне пришлось выкручиваться. Но я, само-собой, сделаю объяснение получше.
>> No.41136 Ответ
>>41133
> В смысле, сделать отмычку, а потом вернуться? Так двери поезда закрыли же.
Так на следующий поезд.
>> No.41240 Ответ
Файл: Zh-3.jpg
Jpg, 233.63 KB, 564×398 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
Zh-3.jpg
Нет, анон, это капец. Я посмотрел на лурке способы залезть в стоящий вагон, да Алиса с Колей могли бы уже предприятие по работорговле открыть, так всё просто. Нужно либо делать весь Нинеевс закрытым городом, где строят бронепоезда (что убъёт всю мистику), либо изворачиваться ещё как-нибудь. На данный же момент рельсы сюжета представляют собой пикрелейтед.
Ну и с Алисой надо так же всё переделывать, как я переделывал с Катей и её братом. Так что заниматься мне снова редактурой...
ПС
Косте действительно надо будет погулять подольше по депо, а то он слишком рано домой придёт.
День у Алисы не задался с самого начала. Она специально встала попозже, надеясь ускользнуть из дома избежав неудобных встреч, но не тут то было. Только высунувшись из своей комнаты, она услышала орущее радио и удивилась, что во вторник, а это, как ни как, рабочий день, кто-то ещё не ушёл. Впрочем, громкость и выбор станции скоро подсказали ей кто сейчас сидит на кухне наслаждаясь музыкой и радуясь жизни. В итоге, девушка предпочла позавтракать заранее припрятанной у неё в столе банкой тушёнки. Она даже тихо просидела у себя полчаса, пока не дождалась характерного хлопка входной дверью.
Однако, это не помогло. Когда Алиса, выйдя минут через двадцать на крыльцо, столкнулась с курящим там Николаем, она даже не удивилась. Он вообще в последнее время вёл себя немного странно, точнее его самого в последнее время стало слишком много. Девушка уже как две недели постоянно чувствовала его присутствие где-то на горизонте, что, конечно, не было удивительно само по себе для двух людей, живущих вместе, но он, кроме того, начал периодически скандалить с соседями, чего за ним раньше не водилось. Последнее, правда, не при Алисе.
— Привет! — Николай призывно помахал рукой.
— Утро доброе, — без воодушевления отозвалась девушка, — ты на работу не опоздаешь?
— Да я что-то рано очень вышел сегодня. А наше общество вам что, настолько опротивело, что вы уже и кушать с нами в одной зале не желаете?
— Ты о чём?
— Ну я же слышал замок у кого-то шуршал.
— Может ты своим радио Маю Петровну разбудил?
— Каким таким радио?
— Ты же всегда музыку по утрам слушаешь...
— А сегодня не стал чтобы никого не тревожить.
Алиса от такого поворота разговора растерялась, и собиралась просто молча уйти, но тут из-за угла вывернул хмурый заспанный человек в форме судебного пристава и направился прямо к ним.
— Это третий корпус или нет? — гаркнул он ещё издалека.
— Это, — отозвался Николай, — в какую квартиру надо?
— В тридцать девятую!
— О! Третий этаж, направо. Разгони их там всех, задолбали уже по утрам шуметь. И регистрацию проверь!
— Сам разберусь. Нашли, блин, участкового, — буркнул тот, исчезая в темноте подъезда.
— Молодец мужик, — одобрительно покачал головой Николай, — почти с рассвета работает. Слушай, Алька, а может это твой дружок успел чего натворить?
— Что за бред? — отмахнулась девушка и пошла на вокзал, выбирая самый длинный и неочевидный маршрут, какой только могла: в ком она сейчас точно не нуждалась, так это в попутчиках.
Мысль о том, что Константин мог умудриться за четыре дня привлечь внимание органов, конечно, успокаивала, вот только Алиса догадывалась, что наведались к ним как раз таки по её душу. В конце концов, она уже давно ждала когда же ей заинтересуются в ЖЭКе, странно было только что её так быстро нашли: ни мать, ни бывшие приятели из университета Алисиного адреса не знали, а прописана она была всё ещё на старой квартире. Получалось, что адрес дала Катя, оставалось выяснить зачем.
Размышляя так, девушка добралась до завода, где ей сказали, что Семён Андреевич, с кем она хотела поговорить, занят с новым составом. Пока она его искала, перевалило за двенадцать. Наконец, за очередным поворотом показалась колонна открытых купейников, в дверях одного из которых маячила фигура с инструментами в руках. Алиса пошла туда. Только-только выступив из-за края вагона, загораживавшего от неё начало состава, она заметила как знакомый чёрный силуэт неуклюже запрыгивает в тамбур ближе к голове поезда. Сердце у девушки ёкнуло. «Так мы выполняем обещания», — пробормотала она, и приблизилась к Семёну Андреевичу. Тот её не замечал, Алиса негромко кашлянула.
— А это ты, — сказал он с облегчением, заметив девушку, — я уж испугался, что шеф. Понимаешь, мы тут инновационные технологии внедряем: беспроводные двери, только не работают они ни хрена и начальство ещё не в курсе таких нанотехнологий. Нет, ты подумай как же надо упиться...
— У вас безбилетник в первом вагоне, — перебила его она.
— Сейчас проверим.
Он исчез в проходе, а Алиса тем временем залезла внутрь, задвинула двери и встала чуть поодаль от окна. Вскоре там показалась голова Андреева. Он на секунду задержался рядом с Алисиным местом и побежал дальше.
Вернулся Семён Андреевич.
— Ускакал родимый.
— Угу, я видела. Я у вас кое о чём попросить хотела, — он с подозрением на неё покосился, — нет, не разрешить остаться в поезде.
— И правильно, потому что...
— ...вам не сообщают что сколько и куда едет, где останавливается, что делать такие вещи надо не зимой и потому, что там, где я выйду, мне будут совсем не рады, — она помолчала, — мне нужно у вас денег занять. Много.
— Это сколько же?
— Точно не скажу, месяцев за шесть квартплату отдать.
— Однако. А ты с Маей никак договориться не можешь?
— Я плачу вовремя. Только я до сих пор у матери на квартире прописана, а она уже давно неплатёжеспособна.
— Так подайте не субсидию.
— Я подавала...
— И?
— Ничего, она её пропивала, тем всё и закончилось. По-дурацки сделано: если в течении двух месяцев не поступает квартплата, субсидия прекращается. Как будто врать два месяца о том, куда деваются деньги очень сложно.
— Слушай, ну у меня столько нету и не было никогда, а занимать для тебя даже не проси: не отдашь ведь, мне потом расхлёбывать.
— Не отдам, а что я могу поделать. Сегодня пристав к нам приходил.
— Алиса-Алиса, ты очень спокойно об этом говоришь, так нельзя. Попробуй у Кольки занять — он у нас буржуй.
— Вот так он прям и дал мне.
— А что такое? Ты ему нравишься.
— Он мне — нет.
— Тебе деньги нужны или ты суженого выбираешь? Ей Богу, тебя не поймёшь! То тебя не оттащить от него было, то ты с ним и не разговариваешь без необходимости. Он, кстати, из-за этого такой нервный сделался.
— Ну а я то тут причём? Все проблемы люди себе сами создают.
— Как твои долги что ли?
— Это не моя проблема, а моей матери. Просто мне с ней разбираться придётся.
Семён Андреевич долго и с укоризной посмотрел на Алису.
— Зря ты так, зря. Ладно, скажи хоть, чего ты так на него взъелась то?
— Как «чего»? Вы сами жаловались, что он шлюх в квартиру постоянно таскает. Я их скоро всех в лицо и по именам знать буду, с чего бы мне не «взъесться»?
— Иди, Алис, иди. Мне работать надо.
Попрощавшись, девушка сошла на землю и с тоской оглядела поезд. Семёну Андреевичу она, само собой, не верила: оказавшись внутри, всегда можно сорвать стоп-кран у ближайшего города и открыть двери. А если и не открыть, то ничего не мешает прихватить с собой кирпич и разбить окно... Но свой шанс она упустила: все двери уже были заперты.

_ _ _

За ужином к Алисе подсел Николай, вернувшийся домой неожиданно рано.
— Ну и зачем к нам полицая присылали? — непринуждённо поинтересовался тот.
— Я только пришла, спроси у Маи Петровны.
— Не, — он махнул рукой, — опять будет деньги за квартиру требовать.
— У тебя что, с работой проблемы? — насторожилась девушка.
— С чего ты взяла?
— Ну так и заплатил бы...
— Потом. А этот бледный то, как его там, куда делся? Может и правда за ним приходили? Вдруг он на самом деле местный? Зарубил какую-нибудь старушку топором, а теперь скрывается. Типаж у него соответствующий, — девушка молчала, — что думаешь?
— Не знаю, Маю Петровну ему тогда и подсунь.
— Глупая, я же за тебя переживаю всё-таки.
— Спасибо, — она вежливо улыбнулась.
В коридоре зашуршал замок и заскрипела дверь.
>> No.41421 Ответ
Нет, ещё один кусок выложу (или два), а потом точно за редакцию. Не могу оставить на потом сцену с Катей и Алисой и с Костиным похмельем.

Тем временем в /у/: коротенький этюд, никак не связанный с основным проектом. >>u/115250
>> No.41844 Ответ
Файл: p_00143.jpg
Jpg, 657.29 KB, 960×1280
edit Find source with google Find source with iqdb
p_00143.jpg
Файл: p_00144.jpg
Jpg, 529.67 KB, 960×1280
edit Find source with google Find source with iqdb
p_00144.jpg

Ещё фрагмент. Если кто ждал, прошу прощения, что долго, был ещё один сайд проджектик, и ещё один намечается.
Закончена первая стадия новой редакции (пикрелейтед), также подумываю добавить отдельную линию Коле и расширить Катину, но как - пока не знаю.
В следующей серии - Костя совершает самоубийство. Кстати, сюжетно вещь уж не так и далека от завершения, можно скказать, что сейчас началась завершающая фаза.
Критике я всегда рад.
В среду утром Андреев проснулся сразу в плохом настроении — сказывалась вчерашняя неудача в поезде, ну и перспектива встречи с Николаем Константина не сильно воодушевляла. Однако, ни то, ни другое не было основной причиной его уныния. Дело было даже не в том, что сегодня наступал третий день его прогула, и Андреев уже внутренне считал себя безработным. Просто он был вынужден признать, что вернулся туда, откуда, собственно начал: как он сидел в своей опустевшей квартире в Красноярске после обеих выписок из больницы и не знал что ему делать дальше, так сидел он и сейчас, разве что декорации поменялись. Даже если бы Константину сейчас предложили билет до дома, он бы не воодушевился: какой у него может быть дом? Дом ведь это там, где тебя ждут.
Опыт подсказывал Андрееву, что с таким настроем нужно что-то делать. Он приподнялся на кровати и посмотрел в окно. Сначала ему показалось, что снаружи только что прошла гроза, но присмотревшись Константин понял, что это просто странное стекло: сиреневатое и с подтёками. Андреев лёг обратно, пытаясь понять о чём же оно ему напомнило, и вскоре снова заснул.

_ _ _

Алиса чувствовала себя браконьером в засаде: из дома она уйти не могла, так как боялась разминуться с Николаем, который мог запросто вернуться с работы в любой час и так же неожиданно исчезнуть. В то же время, дома было находиться небезопасно: приходили к ним в коммуналку действительно из-за долга по той квартире, где девушка была прописана, и обещали нанести повторный визит.
Просить у Николая денег девушке было не то, чтобы очень уж противно — больше ведь не у кого, а надеяться на авось было опасно — но немного страшно. Всё-таки это был не Семён Андреевич с его почти отеческим отношением, всегда готовый помочь за «спасибо», а быть чем-то обязанной Николаю девушке совсем не хотелось. Так она и просидела с самого утра на кухне, боясь визита пристава, проигрывая в голове варианты предстоящего разговора и ища возможности от него отказаться.
Наконец, около четырёх часов, Николай вернулся. К Алисиному облегчению, он выглядел не слишком усталым и, как и ожидалось, сразу направился к холодильнику.
— Коль, а что ты так рано последнее время приходишь? — девушка решила начать игру издалека.
— А на кой мне на заводе целый день торчать? Конвейер то накрылся, хорошо ещё если в новом квартале следующий состав отправим.
Девушка осторожно крутила перед собой горячую чашку. Выхода, видимо, не было: прятаться от приставов несколько месяцев она бы точно не смогла.
— Ну по крайней мере у тебя хоть работа есть.
— И нахрен мне работа, на которой не платят? Работа и у тебя, вроде, есть.
— Нету, — ответила она и почти не соврала, так как не появлялась в своём ларьке уже достаточно долго, — палатку нашу таки разогнали, ищу сейчас вот другое место.
— Боюсь, помочь тебе сейчас ничем не смогу, — буркнул Николай с лёгким оттенком разочарования, — ни местом, ни деньгами.
Девушка поёрзала на стуле тихонечко отпила чаю. Сейчас нужно было быть очень осторожной.
Как назло, в дверях показался Костя, и ей пришлось, как она могла незаметно, просигналить ему чтобы он не мешался под рукой. Андреев развернулся, но, как показалось девушке, остался где-то в коридоре.
— Кто там? — спросил николай оборачиваясь.
— Да так, показалось, — отмахнулась она, — у меня уже голова кругом идёт...
— От чего? От безделья?
Игнорировать вопрос было некрасиво:
— Дел-то у меня скоро будет завались, — ответила Алиса, и тут же пожалела: по лицу Николая было ясно, что он смог сложить два и два.
— Что же ты никак не пытаешься этого предотвратить? — он украдкой ухмыльнулся.
— Я пока думаю как.
— А-а, — Николай погладил усы. — А хочешь я тебе расскажу — как?
— Ну... Совет бы мне не помешал...
Тут из-за стены раздался Костин крик:
— Алиса! Тебя долго ещё ждать?!
— Блин, совсем забыла! — выпалила девушка почти естественно. — Коль, извини. Давай потом тогда — нас люди ждут.
С этими словами она вылетела с кухни. Уже обувался и, для пущей убедительности, поглядывал на часы. Видок у него был довольно помятый. Алиса наскоро оделась, и они вышли на площадку. Вниз по лестнице они спустились молча.
— Подслушивать чужие разговоры — дурно. А так спасибо.
— Да пожалуйста. Ты куда сейчас?
— Не знаю, прогуляюсь немного, наверное.
— Пошли в «Иллюзион», кофейку попьём.
Девушка задумалась на секунду, ища отговорку. Встречаться с Катей ей сейчас совсем не хотелось.
— Подумай о конспирации, — продолжил Костя, — наш друг сейчас может следить за нами из окна.
С другой стороны, девушке очень хотелось посмотреть Кате в глаза и послушать что та может сказать в своё оправдание.
— Ладно, пошли.

_ _ _

Всю дорогу Алиса молчала и искоса поглядывала на Константина, так что тот совершенно уверился, что именно её он видел вчера в депо.
«Иллюзион» был почти пуст, наверное было ещё слишком рано. Увидев вошедших, Катя отложила гитару не доиграв пьесу и поспешила к ним.
— Давно не виделись, Алис! — гитаристка попыталась её обнять, но та отстранилась. — Ну и чего у вы оба такие кислые?
— Вот как раз пришли это исправлять, — прозвучало это в устах Андреева так, будто он собирался это делать медикаментозно.
— Понятненько... — скептически протянула Катя.
Она разместила гостей и сама к ним подсела. Спросила о пожеланиях. Алиса ограничилась чаем, а Константин долго не мог определиться и остановился на «чём-нибудь горьком, но не кофе».
— Абсент? — уточнила гитаристка.
— А есть?
— Нету. Ладно, я что-нибудь соображу.
Когда Катя вернулась с чаем, подозрительно шипящим напитком для Андреева и тарелкой пельменей, Алиса всё продолжала смотреть на неё как Сталин на троцкистов. Наконец, гитаристка не выдержала:
— Предлагаю, в качестве дружеского жеста, поблагодарить хозяев и работников этого чудного заведения.
— Спасибо, — отозвалась гостья, — спасибо тебе огромное. За то, что мне нужно оплачивать чужие долги спасибо, и за то, что мне теперь от приставов придётся бегать. За то, что мне приходится деньги выпрашивать...
— Да пожалуйста, — прервала её тираду Катя, — всё из заботы о твоём моральном облике.
— Оно и видно: то-то мне себя чуть ли не как проститутке приходится вести.
— Это уже твой личный выбор, — поморщилась гитаристка.
— Мой?!
— Проехали. Я к тому, что тебя если не пнуть, ты позволишь родной матери оказаться на улице.
Алиса вскочила со стула, но, одумавшись, снова села.
— Катя, ты прекрасно знаешь ситуацию...
— ...от которой ты пытаешься убежать.
Гостья вновь, оторопев, замолчала.
— Ну а ты тогда зачем хочешь уехать? — спросила она наконец. — Ведь ты же хочешь.
— Хочу, только у меня хотя бы планы есть, а не только мечты, — гитаристка помедлила, формулируя мысль. — Этому городу уже ничего не поможет, здесь кроме безнадёги ничего и нет, а я так не могу, я хочу хоть что-то сделать лучше. Поэтому и пою здесь, поэтому и хочу уехать.
Андреев слушал это с улыбкой человека, познавего нирвану. Стакан перед ним был уже пуст.
— Какой, — он подвигал губами, вспоминая слово, — благородный идеал... А давеча ты мне говорила совсем другое. Можно мне ещё яду?
— Да тебя уже развезло, — с удивлением отметила Катя.
— Ничуть! В конце то концов, я себя прекрасно знаю и чувствую.
Гитаристка нехотя отправилась за добавкой, а Константин повернулся к Алисе. Та сидела, согнувшись над чашкой и тихо вздрагивала. Женских слёз Андреев не переносил.
— Не плачь, девчёнка-а, — фальшиво протянул он, дыша ей в самое ухо,
Пройдут дожди-и.
Казак вернё-ётся,
Ты то-олько жди.
«Девчёнка» нервно его оттолкнула и отсела подальше.
Вернулась Катя, тихо присвистнула и поставила перед Константином новый стакан, наполненный в этот раз только до половины. Потом устроилась между Андреевым и Алисой, и тихо к нему обратилась:
— Ну а ты то чего загрустил?
— Я праздную отмену крепостной зависимости, — интонацию он контролировал плохо, поэтому на последних словах сорвался на крик, — за это и выпьем, — тут он махом осушил стакан.
— Спокойнее, спокойнее. Тебе ещё выкупные платить.
— Не буду! В сечь убегу!
— А оттуда — куда?
— Да хоть к ляхам, хоть к бусурманам.
— То есть от свободы к рабству?
Константин, потупившись, молчал.
Больше он ничего из того вечера не запомнил. Кроме того, что они ещё совсем недолго посидели, пока Катя доедала пельмени, а потом, выйдя на улицу, он упал в урну и дальше его мягко, но крепко вели подруки. Алиса тоже была там, но всё время молчала и шла немного позади.
>> No.42470 Ответ
На случай, если кто-нибудь вдруг следит за тредом, должен сказать, что проект "Снег на шпалах" замораживается на неопределённое время. На полтора-два года как минимум. Причин для этого несколько:
а) Когда я начинал писать "Снег" я не имел ни малейшего представления о стиле, чтобы исправить старые ошибки нужно очень много времени, которое я могу потратить лучше.
б) "Снег" не имеет художественной ценности.
в) "Снег" всё равно никто не читает, публиковать его по завершении также бессмысленно (см. пункт б).
г) У меня появилась идея одного серьёзного проекта, и я не хочу, чтобы меня от него что-либо отвлекало.

Немного о текущем проекте под кодовым названием "Квантовый херувим". квантовый потому, что нарушает законы причинности и херувим потому, что на нём неведомым образом восседает Господь. Мания величия налицо. Это будет ВН с кардинально новой реализацией выбора, механикой, определяющей концовку, логикой построения сюжета и подходом к тексто-звуко-видеоряду. Не обещаю революции, но серьёзный шаг вперёд будет точно.
По самым скромным подсчётам, нужно будет написать около трёхсот эпизодов. Как только сценарий будет закончен, начнётся перевод на английский и поиск художника-академиста. Музыка будет, скорее всего, использована классическая, так как она бесплатна, а качество гарантированно. Также будет запущен кикстартер. Анализ рынка показал, что можно будет собрать порядка 15-20 тысяч долларов, то есть 37500 руб/мес, что должно покрыть художественную часть, а может и на толкового кодера хватит.
Анон скажет, что я поехал, и текст в этом треде вовсе не впечатляет, и я соглашусь, соглашусь полностью, и всё же, если мне удасться выполнить продукт так, как я хочу - можно будет смело проситься сценаристом к Дыбовскому.
ПС
Если здесь кто-то есть и ему интересно чем закончится "Снег" - могу пересказать в паре абзацев.


Пароль:

[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]