[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]

Ответ в тред 34737. [Назад]
 [ Скрыть форму ]
Имя
Не поднимать тред 
Тема
Сообщение
Капча Капча
Пароль
Файл
Вернуться к
  • Публикация сообщения означает согласие с условиями предоставления сервиса
  • В сообщениях можно использовать разметку wakabamark
  • На данной доске отображаются исходные имена файлов!
  • Разрешенные типы файлов: music, vector, image, code, pdf, flash, archive, text, video
  • Тред перестает подниматься после 500 сообщений.
  • Треды с числом ответов более 100 не могут быть удалены.
  • Старые треды перемещаются в архив после 40 страницы.

No.34737 Ответ
Файл: Демьян-Гекторович...
Jpg, 69.47 KB, 348×480
edit Find source with google Find source with iqdb
Демьян-Гекторович-Игнатов.jpg
Файл: Тоталитаризм.jpg
Jpg, 89.90 KB, 1000×667
edit Find source with google Find source with iqdb
Тоталитаризм.jpg
Файл: Москва.jpg
Jpg, 177.78 KB, 1000×667
edit Find source with google Find source with iqdb
Москва.jpg

Дорога шла через винный рынок и унылые лачуги разбогатевшего за последние годы плебса – прямо к храму. Высокая башня, скрывавшая в себе жертвенники и золотые статуи вымышленных счастливцев, стояла свечой над городом, отбрасывая тень на тех, кто жил в нём, и служа маяком для тех, кто шёл в него со стороны моря. В ту ночь было холодно, и гроза подтрунивала над теми, кто искал в темноте своей столицы горячий очаг.
Мостовая сменилась щебнем, затем утоптанной глиной. Дорожка стала узкой и оканчивалась у неприметной двери в храмовой стене. Демьян отмахнулся ото сна и впустил двоих под крышу караулки. Гости скинули с капюшонов немного воды и молча поклонились. Тот, что был повыше, с грязной, словно бы тряпичной, бородой, указал в сторону сада и вопросительно посмотрел. Его голубые глаза пугали – он был или пьян или в лёгком бреду. Демьян кивнул в ответ, и оба гостя, выбежав во двор, переглянулись и заскользили между кипарисами, согнув спины. Вскоре их силуэты слились с пляшущей листвой, а потом и вовсе исчезли.
Где-то в вышине, на холмах, задрожали угольки – факелы приладили к стенам, а значит, стража не стала делать обход, укрывшись от дождя в дальней башне. И всё же разводить огонь в пустой караулке было страшновато – издалека могли заметить дым, изнутри заплясали бы игривые тени. Их танец казался бы чем-то неуместным, назойливым. Можно было греться вином, но мехи на полках оказались ветхими и пустыми – взятой с собой малой фляги с горячим яблочным уксусом могло до утра не хватить. Жутковато.
Ночной холод становился ближе, заползал поглубже – за короткую малиновую тогу, скатывался по брошам и цепочкам прямо на грудь, растекался по ней, поднимал мелкие седые волоски, давил на лёгкие. Кожа на подушечках пальцев стянулась и окрасилась молочным цветом. Сон застучал по костям черепа изнутри. Страх усиливался.
Императорский фрументарий присел на стул, стоявший в углу комнатки. Попытался заменить дрожь тоской – удалось. Воспоминания начали пестрить – изменённые, неясные, одинокие. В таком виде они напоминали порушенный частокол. Шли стройными рядами, ускорялись. Взяв разбег, начинали расталкивать тех, кто еле полз – эти были из самого детства, старые воспоминания, и вновь затихали, продолжая бессмысленную и печальную процессию. Всё это могло разбудить совесть, и Демьяну это не нравилось. Наконец, он представил себя кричащим в пустоту над храмом: «Тревога! Убийцы!», но картинка сухого стареющего шпиона, чьи слова проглатывает гроза, показалась ему слишком театральной и по-плебейски смазливой. Он подбросил эту фантазию, возникшую на пару секунд, под потолок, и она исчезла, как и полагалось вымыслу.
Сжав кулак, Демьян глядел, как вдоль запястья начали набухать зелёные трубочки вен. Он давно отводил взгляд и от своих, и от чужих рук - они казались ему чем-то срамным, мерзким, но сейчас это зрелище завораживало его. Кожа на них обвисла и покрылась чёрточками морщин за долгие годы ненавидимой фрументарием службы. Он попытался разогнать кровь, сжимая и разжимая пальцы, но теплее не стало. Решившись хлебнуть уксуса, он достал флягу и сделал глоток – язык дёрнулся от кисло-сладкой дряни. Распрямившись, Демьян начал ходить по комнате, заложив правую руку за поясницу. Цепи под одеждой грустно позванивали. Смерть понтифика теперь зависела не от него – он своё дело сделал, отперев дверь.
В небе раздался треск, и ливень забарабанил по черепице караулки ещё резвее. Тени приходили в движение, изгибались, маршировали в одном направлении с шагами, и останавливались, когда останавливался шпион. Шелест листвы на раскачивающихся кипарисах раздражал его, заставлял дрожать и требовал чего-то такого, о чём Демьян не хотел догадываться.
Он не испытывал ненависти к погибшему накануне императору – лысый тиран с ребячьей кожей был мягок в последние свои годы и умер от тифа, а не измены. Он был уверен, что в его смерти не было виновных. Наследнику не дали бы пойти по стопам отца, даже если бы у него нашёлся хоть один сторонник. Смерть понтифика, посвящавшего в императоры наследников, была такой же формальностью, как и само посвящение. Но может ли что-то быть важнее, чем формальности? Пройдут годы, прежде чем жрецы в слюнявых дебатах определят – кто будет новым государевым священником, а к тому времени государство станет другим – вернётся, возвысится Собрание Народа, откроются границы и рухнут храмы. Та безумная причинная связь, которая воплощалась в наследовании престола одним недостойным от другого, эта бюрократическая вакханалия, чехарда лизоблюдов прекратятся, а он сможет уйти на покой - куда-нибудь на задворки страны, которой он служил – и до императоров, и с ними, и после них. Этой беспокойной ночью стране можно было подарить покой на годы вперёд.
Гром прогремел вновь. Понтифик надел тунику на голое тело и ударил надушенной рукой по щеке – капельки фруктовой воды стекли к подбородку. В комнате было душно, лампы чадили. От благовоний подташнивало и кружилась голова. Море стыдливо шептало под балконом спальни. Жажда одолевала.
Двое мрачных мужчин проникли в трапезную через окно. Бородатый достал из складок одежды мешочек и передал его низкому, и тот, передвигаясь вприпрыжку, достиг обеденного стола. На нём лежали три горки фруктов, недоеденный гусь, смазанный горчицей, ваза с оливковым маслом и бокал с вином, из которого сделали пару глотков и оставили стоять. На краю был пустой графин и амфора, которая, как выяснил низкий, тоже была пуста. Он снял верёвку с горлышка мешка и начал доставать то, что в шутку называл «приправой».
Понтифик вышел в коридор башни – с моря ветра почти не было (он дул со стороны променада и, совсем чуть-чуть – от восточных ворот). Жар спальни неприятно грел спину. Пара метров по коридору, затем направо, и неприятная духота должна быть спасть.
Мазок, нанесённый на жареную кожицу гуся, почти не отличался от таких же мазков горчицы рядом. Низкий взял щепотку чёрного порошка и посыпал им края тарелки – напоминало молотый перец. Затем сцедил по капле прозрачной водички на каждую гроздь винограда и на каждый свежий мандарин. Синие капли в масло – синее стало жёлтым, пошипело пару секунд и улеглось. Наконец, из мешочка достали щепотку травы, похожую на водоросль, перевязанную красной ниткой у основания. Три травинки отделились от маленького снопа и утонули в багрянце бокала, сделав вино похожим по цвету на свекольный сок. Тут он заметил персик, который откатился на другой край, перегнулся через стол и понял, что рукой до него не достать. Бородатый у окна зашипел. Низкий сразу понял этот знак и отпрыгнул – через пару секунд за дверью раздался кашель, и в комнату вошёл старик в ночной тунике.
«Среди противников власти можно выделить две группы: тех, кого волнует вопрос «Кто?» и тех, кого волнует вопрос «Как?». Первым он помогает защитить свои интересы, вторым – интересы большинства. Первые имеют больше возможностей, вторые – большую волю. И кто из них победит – так ли важно тому, кто не принадлежит ни к первым, ни ко вторым? Служба всему, чему только можно. В молодости – славе страны, в зрелые годы – своим амбициям, сейчас… боги знают, чему я служу сейчас. Но эта предопределённость – тягучая, делающая жизнь поистине безнадёжной. Это жуткое представление о том, что будет, если цепочку причин и следствий не прервать. Дай боги августейшему ребёнку не участвовать в том, чем занимался его отец, я, жрецы, плебеи, торговцы с рынка… все мы, живущие здесь и на тех берегах. Всё это – тяжесть разрубания узла, который по-другому не развязать», – Демьян призывал покой, но мысли о смерти главного понтифика, до этого момента казавшиеся лишь изъянами слабой воли, обрастали в его сознании жутким образами. Такое пробуждение чувств на четвёртом десятке лет его удивило – он думал, что оставил сантименты в далёком детстве, когда из виночерпия сделался придворным шпионом. Он вспоминал все прошлые войны, интриги, кампании – тогда не было так страшно, теперь же нарушался естественный ход вещей. Наверное, это и была та свобода, которая возникает на месте разрыва. Впрочем, всё это имело целью покой и шанс спокойно отойти от дел.
>> No.34745 Ответ
>>34737
Мне понравилось. Тот редкий случай, когда меня чем-то здесь зацепило.
>> No.34746 Ответ
>>34745
Спасибо, дружище. А (вот только не закидывай меня камешками) похоже хоть немного на пилатовские главы МиМа или на типичную фэнтезятину?
>> No.34790 Ответ
>>34746
Я не читал псевдоисторических/фэнтезийных книг (ну, разумеется, кроме МиМа и Толкина). Просто не расслабляйся и пиши спокойно. По первому посту обычно еще ничего не понятно. Вопрос в том как дальше пойдет. Я сам пробовал писать, но обычно бросал это дело. Просто в какой-то момент становится понятно, что получается какая-то хрень.
>> No.34833 Ответ
>>34737
Есть парочка огрехов. Но слог хорош, мне нравится.
>> No.34835 Ответ
>>34833
Как раз слог мне не нравится (ОП).
Он тяжёлый.
Вообще, я вижу главную свою проблему в тяжеловесном слоге. И не только я.
Откройте любую книгу двадцатого века или отечественную классику девятнадцатого (просто наши писатели-классики реально опережали запад по слогу - Достоевского ругали современника за POVы, которые Запад начнёт пользовать только к 10-м годам ХХ века, Чехов казался куцым, etc... Но я не об этом).
И что вы увидите? Абзацы. Очень взвешенный текст: строчка описания, строчка со смешинкой, диалог из пары реплик - не больше 10 слов в реплике. Снова описания, две строчки экшена, мысль автора в три предложения, новый абзац, снова диалог.
У графоманов же, в т.ч. и меня, текст состоит из гигантских кубов унылого текста. Такое уместно в кульминационных сценах, но весь текст, написанные подобным образом, это мрак. А стоит дробить его на мелкие предложения, "оживлять", и обнаруживаешь, что у тебя выходит даже не повесть, а какая-то солженицынская крохотка.
При этом, я не могу сказать (может это простая зависть?), что издаваемые писатели реально вкладывают смысл в каждую строчку своего живого текста. Сюжетная канва там может быть и довольно элементарной (как у Миллера, например), текст будет плохо поддаваться пересказу из-за отсутствия экшна, но, блин, он не ощущается тягучим. Или Пелевин (вот давайте без истерик - это бодрый современный писатель с хорошими фантастическими сюжетами) - этот вообще может ввернуть в текст тяжёлые по структуре предложения, а восприниматься достаточно свежо, причём, опять же, сюжеты у него весьма линейные (исключение - "T").
>> No.34839 Ответ
Файл: прикрывал-туалете.png
Png, 1.24 KB, 300×20 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
прикрывал-туалете.png
>>34835
> текст состоит из гигантских кубов унылого текста
> мрак
Сэр Говард Любовноеремесло одобряет.
капча рекомендует посмотреть аниме с фансервисом
>> No.34864 Ответ
>>34835
Что нужно чтобы избавиться от тяжеловесного слога? Писать!
А вообще у меня та же проблема, но когда я активно читал классику, писал различные работы, рассказы, оттачивал их, переписывал, слог улучшался. Не сразу, но через полгода результат становится заметен. Однако потом, если не писать, то ситуация как с мускулами: весь эффект "сдувается".
Так что флаг в руки.
>> No.34866 Ответ
>>34864
Ты сейчас написал не так, как есть.
А твой пафос и вовсе дурацкий.
Классику тут как раз таки читать не нужно - там именно та же самая проблема. Сейчас не издаться, если у тебя в каждом предложении по сорок слов.
Нужно читать современных писателей - Лимонова, Бегбедера, Муракками. И учиться слогу. Он должен быть лёгким, как дыхание (это не пафос - сравнение не случайно - твои диалоги должны иметь смысл в виде тезиса и формулы, а их плоть должна получаться по наитию, сама собой, без раздумий. Если ты не занимаешься стилизацией на манер Сорокина или не пишешь исторический роман, конечно).
Чтобы избавиться от слога нужно не писать (такими обрыганами половина Самиздата завалена. Там есть люди, которые в общей сложности около 2000 страниц текста 9-ым кеглем через 1-ый интервал написали), а думать.
Как правило, гигантские абзацы появляются, когда ты не знаешь, что нужно сказать. Уёбок пишет гигантский пост про внешность человека - про одежду, про кожу. В итоге, образа нет. Напиши - "юный мальчишка был как швабра, но швабра новая, европейского производства" и представляется мелкий лощёный лизоблюд. "Блядливая киприда с парой рыжих волосков на лобке" - сразу всё понятно. И так далее.
То же с диалогами.
В общем, графоман - это реально не стадия, похоже. А отдельный выкидышь. Писателем становятся совершенно иным путём. Реальный писательский труд - это труд исследователя и мифотворца.
>> No.34867 Ответ
>>34864
> писал различные работы, рассказы
И где они? Где книга? Дай ссылку на ozon. Где твой букер?
Откуда вы такие лезете? Кто вам сказал, что вы что-то стоите?
Не признали бедолажечку? Какие дяденьки нехорошие.
>> No.34881 Ответ
>>34879
Вы такие няши. Когда вам показывают, что тут притон для лузеров, называете меня толстячком.
Я такой же лузер, но это не запрещает мне срывать покровы.
>> No.34882 Ответ
>>34866
1) Вот не надо обобщать на всю классику, ок?
2) Я разве сказал, что надо издаваться? Не надо передергивать факты, дорогой мой. Я сказал, что надо писать, изучать написанное, искать ошибки, переписывать, искать лучшие формулировки, расширять словарный запас. Если ты этого не понял из поста, могу только сожалеть. Со временем количество перейдет в качество. А если тебя послушать, то ни черта делать не надо, надо сидеть и думать. О чем думать? А писать прилично может любой человек. Даже без какого-то врожденного таланта. Были бы желание, "подвешенный язык" и тема о которой хочется написать.
>>34867
Тебя это не касается. Масштаб моих опусов слишком мал для озона и публичного изложения. Писал я для себя, и оценивал сие определенный круг людей. Потом мне это стало не интересно, мой зеленый срыватель покровов =3
>> No.34884 Ответ
Файл: Пазлы.jpg
Jpg, 18.53 KB, 500×500 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
Пазлы.jpg
>>34882
Ну лааадно. )))


Пароль:

[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]