[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]

Ответ в тред 23475. [Назад]
 [ Скрыть форму ]
Имя
Не поднимать тред 
Тема
Сообщение
Капча Капча
Пароль
Файл
Вернуться к
  • Публикация сообщения означает согласие с условиями предоставления сервиса
  • В сообщениях можно использовать разметку wakabamark
  • Для создания новых тредов надо указать как минимум один файл
  • На данной доске отображаются исходные имена файлов!
  • Разрешенные типы файлов: pdf, code, flash, video, text, archive, image, vector, music
  • Тред перестает подниматься после 500 сообщений.
  • Треды с числом ответов более 100 не могут быть удалены.
  • Старые треды перемещаются в архив после 40 страницы.

No.23475 Ответ
Файл: inx960x640.jpg
Jpg, 115.61 KB, 933×640 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
inx960x640.jpg
Хотел было в законотворчество, но подумал это будет не очень правильно. Назоконотворить то чо угодно можно. Бумага стерпит.
>> No.23476 Ответ
Файл: wx1080.jpg
Jpg, 398.91 KB, 1080×1049 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
wx1080.jpg
"- Галиев произвел семяизвержение, я выплюнула сперму на пол, а он обошел меня справа и начал производить сексуальные действия сзади. Я кричала, мои руки были обхвачены руками Яромчука, просила отпустить, противоправные действия причиняли мне боль.

- Полковник Матвеев, Галиев и Яромчук каждый поочередно, иногда одновременно изнасиловали меня в естественной и противоестественной форме. Они управляли моим телом, трое управляли, пока один насиловал, это продолжалось с 22.40 до 0.30 минут.

Потом они успокоились, я заплаканная выбежала на улицу и позвонила маме, так что на телефоне отобразилось точное время окончания преступления. А началось с того, что я увидела мамино сообщение, надела пальто и вышла в коридор, чтобы идти домой, но Яромчук схватил меня за капюшон и затащил в туалет, снял с меня штаны..."

Хайп в республике такой, какого не было со времен Благовещенска, когда оппозиция обвинила ОМОН в изнасиловании целого города: мол, девушек хватали посреди улицы и везли на грузовиках в спортзал местной школы, бойцы стояли перед дверью в очередь, а после вынесли два ведра использованных презервативов.

Потом эти факты не подтвердились, ОМОН судили, но за избиения жителей.

Вот и теперь всех колбасит: СМИ сообщают со ссылкой на «источники», что начальник РОВД Матвеев лично велел доставить на пьянку красавицу дознавательницу, выслал за ней служебную машину, экий средневековый феодал.

Назавтра пишут, что дознавательница была любовницей Яромчука, и биология миграционщика (сперма и все такое) обнаружена точно.

Потом «узнают», что там была еще одна девица, старший дознаватель, и они дрались за лысенького Яромчука, и вся республика приникает к мониторам: жены требуют от журналистов «достать нормальное фото героя, потому что за этого пузана драться невозможно».

При всем при этом вокруг бегают отставные милиционеры, кому не заткнули рот в УСБ (управлении собственной безопасности МВД, курирующем дело), и орут: «Наши офицеры! Да им по 50 лет, какое того-этого несколько часов?! Да Матвеев ее папу знает, как у него бы поднялось… рука то есть поднялась бы? Да если он маньяк, ведь он бы проявил себя за тридцать лет? Да папа Яромчука - боевой товарищ отца потерпевшей, они вместе в Чечне были в командировке…»

Ветераны, списком, отправили письмо в Москву, на самый верх, что, мол, оговор и беспредел.

А журналисты в тщетных попытках выстроить непротиворечивую картину произошедшего: как в самом деле немолодые полицейские могут обидеть дочь республиканского начальника, ЗАЧЕМ?! - додумались уже до ереси: а вдруг в органах внутренних дел так положено? ПРОПИСЫВАЮТ там новеньких сотрудниц (нет, а что вы ржете, все видели на сайте ролик, как тетка-офицер в Краснодаре выпивает стакан спирта, «обмывает звездочки», может, там и другие дикие традиции…).

В общем, интимное дело приобрело значение для репутации МВД в целом.

Ирек Сагитов, папа потерпевшей, замкомандира Росгвардии Башкирии, командир ОМОНа этой структуры, и был командиром отряда милиции особого назначения в 2004-м, во время наведения порядка в Благовещенске (для тех, кто не помнит, вкратце: местная шпана избила там наряд милиции, милиция обиделась и выслала на подавление отряд ОМОНа, подавляли с жаром).

Непосредственно Сагитов на спецоперацию не выезжал, поэтому не сел, но народу запомнился, и, когда ослепительной молнией сверкнула новость: «Дочку главомоновца чпокнули», - получил в соцсети нестройное ура: «Это тебе за Благовещенск». Мол, получи, фашист, гранату.

Наша газета писала, что Ирек был в шоке, чуть не лежал с инфарктом, но я достала запись разговора омоновца с заинтересованными лицами, и там Сагитов более чем спокойно объясняет: с дочкой не жил, не контролировал ее, ничего о ее склонностях не знает. Да, помог устроить ее в Уфимский РОВД, лично просил два месяца назад начальника Матвеева (Гульназ выпустилась из Уфимского юридического института только этим летом), но: «Она жила с мамой! А у меня своя семья».

Злые языки говорят, что Сагитов никогда не был женат на матери Гульназ, поэтому и фамилии разные, и, мол, законная жена была в шоке, узнав о 23-летней дочке на стороне. Точно известно (я опросила школьных учителей), что девочка остро переживала из-за отсутствия папы, болезненно реагировала на вопросы, где он.

Гульназ училась в гимназии Альмухаметова: межрегиональном интернате для музыкально одаренных детей, писала музыку, мечтала петь, как Леди Гага (самая эпатажная певица, вышедшая получать награду в платье из мяса, запомним это). Педагоги крайне удивились, когда я сказала им, что их выпускница выбрала плац и погоны: они ей прочили большое будущее, Москву и сцену…

Перед поступлением девочка прилюдно страдала в дневнике: «Хочу быть музыкантом. Но остаюсь в Уфе. Наверное, всегда буду мечтать уехать».

Когда 30 октября мама Гульназ позвонила Иреку Сагитову и сказала: «Дочку изнасиловали начальники», - главомоновец сразу ответил: «Да не может быть».

И когда 31-го обвиненных в непотребстве затолкали в Следственный комитет и в коридоре насели: «Мужики, ну, может, было что по обоюдке» (по обоюдному согласию. - Ред.), - все трое матом проорали: «На хрен идите!» (в смысле: нет, не было).

Начальник РОВД полковник Матвеев (допрошен в качестве обвиняемого):

- Мы собрались с мужиками выпить в комнате отдыха Яромчука, в миграционном отделе, в 19.00 сели за стол, в 20.00 я позвонил своей знакомой Татьяне Тонкой (фамилия изменена), старшему дознавателю, она спросила, может ли взять с собой подругу. Кого, я не расслышал.

Позвать Гульназ полкан не мог: Яромчук и Галиев девушку никогда не видели, а сам Матвеев относился к ней отрицательно (скоро расскажем, почему).
Выпили.
И Гульназ стала приставать к Матвееву.
Адвокат Яромчука Валерия Посохова:
- Татьяна ей врезала: типа, что ты делаешь, это мой мужчина! СМИ не разобрались и написали, что драка была за Яромчука, но Яромчук был интересен потерпевшей в последнюю очередь: она знала, что у Татьяны отношения с начальником РОВД, и хотела для себя отношений с человеком такого же ранга, ведь это поддержка.

Еще раз приносим извинения официальной супруге Матвеева, но лучше мы напишем правду, чем 15 лет на зоне.

Тут начальник другого РОВД полковник Галиев тоже позвонил женщине, боевой подруге по имени Светлана (приносим соболезнования супруге Галиева), в данное время штатской, вместе 15 лет.

Светлана (допрошена в качестве свидетеля):

- Салават Галиев позвонил мне без двадцати восемь, я вызвала такси и приехала, девочки пили WhitHorse и Red Label, и потерпевшая стала на меня бычить: «Да ты кто такая, что тебе тут надо?», - пока старшая подруга Татьяна не успокоила ее матом. Я предложила Салавату уехать, потому что потерпевшая пыталась присаживаться к Салавату на колени.

Адвокат Галиева Ренат Амирханов:

- Они встали и уехали, в 21.22 камеры зафиксировали их в кафе «Отдых», видеозаписи изъяты нами и предоставлены следствию.

Показания свидетельницы подтверждает таксист, который ее вез в отдел миграции, и водитель, который вез в кафе «Отдых», все они допрошены, Галиев больше в тот день в отдел не вернулся! Это подтверждается биллингом! Мой подзащитный в первый же день заявил о своем алиби: он не находился на месте происшествия с 22.40 до 0.30, когда, по показаниям, произошло изнасилование!

Вот как! То есть одного «насильника» надо выпускать? Он шуры-муры, но не с этой?

Адвокат Матвеева Аслям Халиков:

- Ладно, пишите, уговорили: в какой-то момент Матвеев уединился с Татьяной.

Ой! И Матвеев не с Гульназ, а с другой бабой?!

Халиков:

- В 22.10 Матвеев вызвал своего водителя и уехал, в 22.30 открыл шлагбаум у дома, сигнал с пульта зафиксирован, полицейский водитель допрошен, Эдуард Валентинович поиграл с внучками и лег спать. В означенное время его в отделе тоже не было!

Остался Яромчук с двумя девицами: ну, дело молодое!

Тем более что Таня (в данный момент под подпиской о неразглашении) признавалась: уединиться-то они с Матвеевым уединились, но в таком возрасте и после такого количества выпитого, примерно по 0,7 на человека…

Адвокат начальника отдела миграции Уфимского РОВД подполковника Павла Яромчука Валерия Посохова:

- Я сама поначалу думала: ну это логично, три девочки, три мальчика, Матвеев с Таней, Галиев со Светланой, Яромчук, выходит, с потерпевшей. Говорю: «Паш, ну, может, как-нибудь вы?..», - а он мне с такой брезгливостью: «Нет. Вот, НЕТ: там все настолько страшно…» Я ему верю: если девушка по очереди всем навязывалась… нормальному мужчине же противно.

Матвеев, уезжая, распорядился, чтобы Яромчук развез сотрудниц по домам, тот тоже вызвал водителя.

Адвокат Яромчука Валерия Посохова:

- Павел говорит, он их обеих одевал: и Таню одевал, и эту, надевал сапоги, пальто. Потерпевшая все с себя штаны снимала, он ей: «Ты одевайся! Иди!»

Татьяна (допрошена в качестве свидетеля):

- Я уснула во время застолья, проснулась в 0.00, вижу: Гульназ спит за столом в пальто. Паша Яромчук говорит: «Пойдемте, девочки». Я беру ее за руку, мы идем к лестнице со второго на первый этаж и падаем вниз…

По пути девицы поругались (из-за чего, Хасан не понимает), потом отрубились. Хасан с Яромчуком их будили, чтобы узнать: КУДА ВЕЗТИ-ТО?! В итоге Яромчук взял телефон Гульназ и позвонил ее маме (вот, похоже, и звонок, по которому потерпевшая «определяет» конец насилия - моя версия). Выгрузили обеих пассажирок у дома Гульназ (Таня живет в другом месте, но сказать об этом она была неспособна) и уехали по домам. В час Яромчук приехал к жене, время зафиксировано камерами наблюдения.

Гульназ очнулась в подъезде в 4.30 утра. Я вам как художник художнику: такое состояние называется «в дрова».

В любом учебнике по криминалистике написано: для группового изнасилования характерны порывы, разрывы половых органов, потертости - а ничего нет! Откровенно говоря, нет даже следов добровольного сношения (если принять указанный потерпевшей способ «во все отверстия»).

Экспертиза телесных повреждений:

«Кровопотеки правой стопы, области третьего пальца левой стопы, правого плеча, левого плеча, на уровне гребня подвздошной кости справа, ягодичной области справа, правого бедра, левой и правой голени, левого предплечья, ладонной поверхности правой кисти, очаговое кровоизлияние в слизистую верхней губы посредине».

Все!

Грубо говоря, девушка вся в синяках, она же падала с лестницы.

Есть показания Гульназ: «Я проснулась в 7.50, сходила в душ и поехала на работу, в 8.37 была на КПП».

Почему изнасилованная дознаватель добровольно моется? но это еще не конец.

На работе начальнику дознания докладывают, что сотрудница пришла непротрезвевшая и с перегаром: по правилам МВД это увольнение в двадцать четыре часа (умная Таня, например, на службу вообще не явилась). Гульназ пытается отпроситься: мол, живот схватило, начальник дознания бежит к Матвееву, тот вызывает Гульназ по громкой связи через дежурную часть.

Адвокат Матвеева Аслям Халиков:

- Мой подзащитный говорит потерпевшей, что недоволен ее работой и сообщит об этом ее отцу. При ней звонит командиру ОМОНа и просит приехать, тот обещает быть после обеда. Потерпевшая хлопает дверью, без спроса уходит со службы и ближе к вечеру делает заявление.

Рассказывает бывший начальник службы криминальной милиции Кировского района Андрей Шурухин, бьющийся за освобождение коллег:

- Отмечали праздник, 100 лет уголовного розыска, сняли базу отдыха «Лукоморье» в Михайловке. А у нас есть показания: сокурсница Гульназ говорит: когда та выпьет, ей нужен секс, все равно, с кем: с мужчиной или с женщиной. И вот она выпила и стала вести себя неадекватно: трогать мужчин, в частности, подходила к заму Матвеева.

Он ей аккуратно: «Девочка, ты в дочери мне годишься, я папу твоего знаю» - та типа того: «Он мне не папа!» Прыгнула за руль и поехала домой, а пьяная же! Опера увидели и решили довезти: один сел к ней за руль, другой ехал на машине следом. Она к тому, что за рулем, полезла в штаны, он офигел - выскочил перед мостом! Она, видно, за руль пересела, с ручника снялась - второму бампер припечатала. И уехала! Потом обещала ущерб возместить - возместила малую часть и говорит: «Скажи спасибо и за это!»

Вот красавица!

Сейчас Уфа ждет генетику. Несмотря на неоднократные заголовки в СМИ: «Обнаружена биология всех трех полицейских», результатов экспертизы нет, и нет ни очных ставок со свидетелями, ни биллинга телефонов, который точно покажет, где кто находился в какой отрезок времени.

То есть изнасилование не клеится, зато следствие коробками изымает в кабинетах арестованных служебную документацию, а УСБ (управление собственной безопасности МВД) вызывает на беседы свидетелей-полицейских и обрабатывает в определенном ключе (ту же Таню держали восемь часов и требовали дать показания на начальство).

Из чего можно сделать выводы...

И как бы не получилось, что, если не пройдет в суде версия изнасилования, то каждому привесят парочку крепких должностных преступлений: Матвееву и Галиеву - какую-нибудь неправильную закупку ГСМ, Яромчуку - неправомерную выдачу мигрантам разрешений на временное проживание в РФ.

Тогда алкогольно-половой роман закончится, а люди будут сидеть. То есть о том, чтобы их выпустить, речи вообще нет.

Вдумайтесь: полицейские с первой минуты предъявили алиби, смеялись над всем этим бредом - а их не только уволили, опозорили и разрушили карьеру, но, возможно, и не отпустят даже при полном оправдании.

Таню уволят.

И Гульназ, которую прячут сейчас в военном госпитале (вроде как лечат перенесенный стресс), уволят тоже. Повод - распитие алкогольных напитков на рабочем месте, старый приказ МВД, который тем не менее при надобности вынимают и отряхивают, ведь и наши начальники вылетели из правоохранительных органов формально не за изнасилование, а за водку.

Таню жалко: она собиралась замуж.

А Гульназ - вот девка-молодец! - уходя, еще и не хотела отдавать ключи от сейфа: я, мол, вернусь!

Коллеги говорят: не приведи господь.

Арестованные полицейские сидят в одиночках, шмон - по четыре раза в день (вот что значит, когда делу придают общественное значение).
>> No.23477 Ответ
>>23476
TL;DR: гадюка плакала, а жаба квакала.
>> No.23478 Ответ
Файл: 32152.jpg
Jpg, 37.74 KB, 700×500
edit Find source with google Find source with iqdb
32152.jpg
Файл: 321657.jpg
Jpg, 41.35 KB, 420×280
edit Find source with google Find source with iqdb
321657.jpg
Файл: 321654.jpg
Jpg, 146.08 KB, 680×383
edit Find source with google Find source with iqdb
321654.jpg

Бывший младший лейтенант милиции убил в общей сложности 78 человек. Он переплюнул Чикатило. Коллеги по службе называли маньяка "Миша Улыбка" - за доброжелательность. На втором судебном процессе ему дали второе пожизненное и присоединили к первому пожизненному. Сейчас осужденному 53 года.

На самое обидное для маньяка - что его лишили специального звания "младший лейтенант милиции" т.к. это лишает его права на милицейскую пенсию. Как бывший сотрудник правоохранительных органов, Попков получал пенсию около 24 тысяч рублей, после вступления приговора в силу он лишится этой выплаты.

"Ангарского маньяка" Михаила Попкова признали виновным в 59 убийствах и одном покушении на убийство в ходе расследования нового уголовного дела. Приговор был зачитан 10 декабря в Иркутском областном суде.

Попков признан виновным по статьям УК РФ "Убийство двух или более лиц, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера" и "Покушение на убийство". Все наказания присоединены к наказанию 2015 года (за 22 убийства), которое предусматривает пожизненное лишение свободы.

Михаил Попков уже был приговорен в 2015 году к пожизненному лишению свободы за 22 убийства женщин и два покушения на убийство. В 2017 году суд начал рассмотрение еще 60 убийств, в которых признался "ангарский Чикатило". Сам Попков не стал комментировать, почему он признался в новых убийствах и будут ли еще какие-либо признания.

Как сообщил "Интерфаксу" государственный обвинитель Александр Шкинев, Попков заявил о намерении подать апелляцию на новый приговор. "Скорее всего, Попкова не удовлетворило решение суда о лишении его звания младшего лейтенанта милиции. Это лишает его права на получение пенсии", - сказал Шкинев.

По его словам, "ангарский маньяк" был готов получить пожизненный срок, но надеялся, что ему оставят милицейское звание, поскольку он активно сотрудничал со следствием. Как бывший сотрудник правоохранительных органов, Попков получал пенсию около 24 тысяч рублей, после вступления приговора в силу он лишится этой выплаты.

Представитель прокуратуры также сообщил, что при расследовании второго дела "ангарского маньяка" было обнаружено 12 тел убитых им женщин, личности 14 жертв Попкова до настоящего времени остаются неустановленными. В общей сложности суд признал Попкова виновным в 56 убийствах: как уточнили в пресс-службе Иркутского облсуда, из предъявленного обвинения, в котором речь шла о 59 убийствах и одном покушении на убийство, "были исключены три эпизода", поскольку не было представлено совокупности доказательств самого события преступления.

Серийный убийца в милицейских погонах Михаил Попков наводил ужас на Ангарск больше 20 лет. Как следует из результатов первого расследования, в 1994-2000 годах в общественных местах Ангарска "при неустановленных обстоятельствах в вечернее и ночное время пропадали женщины" в возрасте от 17 до 38 лет. Впоследствии их тела с признаками изнасилования и насильственной смерти обнаруживались на территории города, а также Ангарского, Усольского и Иркутского районов.

Погибшими в основном являлись молодые женщины. Ранее в полиции также подчеркивали, что "почти все жертвы на момент убийства были пьяны". Их обнаженные тела находили около Ангарска в лесах, прилегающих к проселочным дорогам, на городских кладбищах.

Большая часть жертв скончались от ранений на месте, еще три умерли в больнице. "Ангарский маньяк" убивал девушек при помощи топора, ножа, шила или отвертки, нанося не менее десятка ударов. Он также применял удавку. Одной из потерпевших полицейский вырезал сердце. Обычно жертвами преступника становились женщины, возвращавшиеся поздним вечером из гостей или из баров, а также выходившие из дома в магазин за спиртным.

Милиционер оказался причастен к трем двойным убийствам, а еще восемь преступлений он совершил, находясь на дежурстве, в том числе с использованием служебного автомобиля. В одном из эпизодов Попков оставил на месте преступления милицейский жетон, вернулся за ним и добил жертву. Иногда убийца приезжал на место обнаружения тела в составе следственно-оперативной группы.

Выжить удалось лишь двум потерпевшим. Ни Светлана Мисявичус, ни Евгения Протасова не смогли опознать преступника: обе получили серьезные черепно-мозговые травмы. Мисявичус случайно нашли рабочие, вышедшие утром из электрички. Никаких признаков жизни женщина не подавала, а в себя пришла, когда ее определили в морг. Протасову нашли грибники. Обе женщины проходили длительный курс реабилитации.

Попков также подрабатывал таксистом. Эта профессия помогала ему заводить случайные знакомства с женщинами, а потом нападать на них в безлюдных местах. А милицейский мундир способствовал тому, что жертвы проникались к Попкову доверием, и отводил от него подозрения. Кстати, милицейское руководство знало о том, что Попков подрабатывает таксистом, однако это никаких подозрений не вызывало, а передвижения стража порядка никак не увязывались с обнаружением многочисленных трупов.

О мотивах милиционера-убийцы следователи не сообщали. Сам Попков заявил в суде: "Совершая убийства, я руководствовался своими внутренними убеждениями".

Во время первого судебного процесса он также пытался выставить себя в роли "санитара", который избавляет общество от аморальных женщин. В итоге Попкова прозвали "чистильщиком". Впрочем, многие из жертв маньяка не были похожи на проституток.

Можно предположить, что зверские убийства доставляли Попкову удовольствие, учитывая поставленный ему диагноз - гомицидомания (непреодолимое влечение к убийствам, свойственное психопатам) с садистскими элементами. После расправ у сотрудника милиции Михаила Попкова "наступала разрядка, улучшались настроение, сон и аппетит".

В 1998 году власти наконец увидели единый почерк в убийствах в Ангарске и сформировали следственную группу из работников прокуратуры, УВД и РУБОП (районного управления по борьбе с организованной преступностью), которая занималась поиском "ангарского маньяка". Тогда же Попков подхватил венерическое заболевание, которое на время избавило его от маниакального желания убивать женщин, однако впоследствии он признался, что продолжал убивать и в нулевые годы.

Летом 2000 года расследованием нераскрытых убийств в Ангарске занялся прокурор-криминалист Николай Китаев. Он пришел к выводу, что следствие велось некачественно. В частности, 28 января 1998 года возле поселка Байкальск была найдена без сознания обнаженная несовершеннолетняя девушка. Она была госпитализирована с травмами головы, которые ей причинил неизвестный.

Потерпевшая Светлана М. опознала милиционера-водителя УВД Ангарска в звании старшего сержанта. На следующий день из трех предъявленных ей автомобилей УАЗ-469 Светлана уверенно указала на служебную машину сержанта: она запомнила несколько характерных деталей салона.

Однако следователи ограничились объяснением Попкова, согласно которому он просто внешне похож на преступника. Алиби милиционера формально подтвердила его сожительница. Китаев отметил, что сержант "пьянствовал и развратничал, заражал жену сифилисом, от которого лечились оба". А их брак был расторгнут.

Китаев доложил о своих выводах прокурору Иркутской области Мерзлякову и пообещал найти убийцу в течение шести месяцев, если ему позволят возглавить расследование. Однако руководство решило спустить дело на тормозах. "Все, о чем здесь говорилось, не должно выйти за пределы этого кабинета. В противном случае Москва нас всех повыгоняет", - сказал Мерзляков.

Спустя год Китаев был уволен. Формально это было связано с расформированием транспортных прокуратур. В 2001 году расследование было приостановлено, его возобновили в 2002 году, когда о серии убийств в Ангарске написал "Московский комсомолец". Статью прочитали генпрокурор РФ Владимир Устинов и министр внутренних дел Борис Грызлов. В том же году в Ангарск отправили группу следователей из Москвы. Но поиски убийцы продолжались еще 10 лет.

По словам бывшего старшего оперуполномоченного по особо важным делам Сергея Державина, возглавившего следственную группу, расследование приходилось вести с нуля. "Практически ни по одному делу не были проведены следственные действия, треть вещдоков была утрачена - и никто ни за что не отвечал", - вспоминает Державин первые месяцы работы в Ангарске. Следствие затянулось еще на 10 лет.

В 2009 году сыщики провели экспертизу мазков спермы, обнаруженной в теле нескольких жертв, и сузили круг подозреваемых до 589 человек, в числе которых был Попков. Кроме того, убийцу искали среди владельцев автомобиля "Нива", так как рядом с трупами находили следы колес этой марки машины. В марте 2012 года Попкова вызвали на допрос, где попросили сдать слюну для анализа ДНК. Экспертиза показала, что он - убийца.

23 июня 2012 года Попков был задержан во Владивостоке, куда поехал за новым автомобилем. Его этапировали в Ангарск, где 25 июня 2012 года городской суд санкционировал его арест. Вскоре Попков предпринял попытку самоубийства.

Из органов внутренних дел Попков уволился в 1998 году, как только получил звание младшего лейтенанта. Находясь на пенсии, офицер работал в частном охранном предприятии. Оттуда он уволился в 2011 году, после чего работал могильщиком и частным таксистом. Кстати, рытьем могил зарабатывал себе на хлеб и отец Михаила Попкова. Он же и брал сына в помощники, так что будущий маньяк копал захоронения с восьмилетнего возраста.

По одной из версий, у Попкова могли быть сообщники. В частности, под подозрение попала супруга экс-милиционера Елена. Сам подследственный тоже говорил, что якобы действовал не один. Однако назвать имя соучастника он отказался.

После задержания Попкова в полиции решили не придавать большого значения тому, что маньяк работал в МВД. "Сейчас не так важно, кем же в конечном счете окажется преступник: бывшим милиционером, военным, врачом или кем-то еще. Главное, чтобы принцип неотвратимости наказания сработал", - говорилось в пресс-релизе ведомства.

В МВД Попков был на хорошем счету. Он являлся кандидатом в мастера спорта по биатлону, а коллеги называли Попкова Миша Улыбка или Миша Гуинплен (персонаж романа Виктора Гюго "Человек, который смеется") - за доброжелательность.

В ходе первого судебного процесса и сразу после приговора жена и взрослая дочь Попкова поддерживали его, ходили на свидания, носили передачи. Они также выступили в телевизионном шоу "Пусть говорят" на Первом канале. Супруга и дочь признавались в любви к Попкову и демонстрировали веру в его невиновность. Впоследствии обе женщины покинули Ангарск, где дочь Попкова работала школьной учительницей.

14 января 2015 года Иркутский облсуд признал Михаила Попкова виновным в убийстве 22 женщин и приговорил к пожизненному лишению свободы в колонии особого режима. Однако в колонию он отправлен не был, так как уже шло расследование по второму уголовному делу - находясь в СИЗО во время суда, Попков написал еще более 20 явок с повинной о новых преступлениях.

Второе дело Попкова поступило в суд 15 декабря 2017 года. Ему предъявлено обвинение в 60 преступлениях, жертвами которых были женщины: это убийства, покушения на убийства, изнасилования и насильственные действия сексуального характера (пп. "е", "з" ст. 102 УК РСФСР, пп. "а", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ). Кроме того, Попков обвиняется в убийстве сотрудника милиции в 1999 году. Такое количество жертв привлекло внимание в том числе и телевидения: в начале этого года стало известно, что "похождения" Попкова лягут в основу телесериала.
>> No.23506 Ответ
Файл: 9398676_original.jpg
Jpg, 77.67 KB, 1004×568 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
9398676_original.jpg
Отлчн пример правильного применения закона ящт!
>> No.23507 Ответ
https://www.youtube.com/watch?v=7v1oP0KX14Q

Ну как можно таким тормозом быть? Достал ствол - стреляй. Даже тётка весом с камаз умудрилась поймать успеть за руку. ... и напарник ей под стать. Это у них кокаята "весомая" полицейская академия где таких готовят? Там же вроде надо через забор в несколько футов уметь перелезать для зачета, не?
>> No.23508 Ответ
>>23507
Напарник действительно проебался где-то. Раз уж привалило счастье ездить по двое (далеко не везде так, в куда более криминальных городах нередко начальство выпускает приказ об одиночном режиме патрулей), так страхуй.
Академия там действительно довольно жесткая (хотя она не единая по стране, а каждый округ по своему проводит, может и отличаться, а шерифы вообще особстатья, там могут просто племяша привести чтоб при деле был), но особому высшепилотажу не обучают, просто смотрят не рохля ли ты, проверяют общее физо. Стенка, впрочем, стандартное упражнение. Сморят в первую очередь сможешь ли гнаться за бандосом по переулкам и через те самые заборы.
Другое дело, что после академии тебе впоследствии регулярно сдавать экзамен не придется (разве что по стрельбе - ее почти везде проверяют раз в год или около того). Формально что-то такое есть, но на практике сержант/капитан просто смотрят можешь ли тащить службу или нет. И нужно совсем уж жиром оплыть, чтоб выгнали. Многие расслабляются, как эти оба два.
Тем более это не крупный город, а заштатная деревня в 7к населения если гугель не врет. Требования в полиции не те, финансирование наверняка не не айс. Оно ж от округа идет, а не федеральное. Что себе может позволить город в 7к человек.
З/п поисменов от округа к округу может отличаться чуть не на порядок, так что если оклендовский коп рвет жопу и конкурс на место 50 человек, то в таком вот селе желающих не толпа, з/п так себе, вот и служат.. не супермены и не суперменты.
>> No.23515 Ответ
«Само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотиков, психотропных либо других одурманивающих веществ, не является основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание», – указал Пленум Верховного суда в своих разъяснениях.
http://www.vsrf.ru/documents/own/8470/ стр.13 пункт 31
Если суд все же решит, что опьянение было отягчающим обстоятельством, то он должен описать мотивы такого решения в описательно-мотивировочной части приговора.

https://youtu.be/edfpsnf3g74?t=53
>> No.23518 Ответ
Файл: Screenshot_1.png
Png, 1255.41 KB, 1008×667 - Нажмите на картинку для увеличения
edit Find source with google Find source with iqdb
Screenshot_1.png
По делу о пытках 19-летнего Дмитрия Тутынина и погибшего 17-летнего Никиты Кобелева обвиняются пятеро сотрудников МВД: 33-летний бывший начальник отделения по раскрытию имущественных преступлений и оперативному прикрытию мест сбыта оперативно-сыскного отдела угрозыска управления МВД по Улан-Удэ Андрей Павлов, его подчиненный, 37-летний оперативник Сергей Плотников, их 30-летний коллега из того же оперативно-сыскного отдела Валентин Смолин, а также оперативники городского отдела полиции №1 35-летний Анатолий Олоктонов и 34-летний Тумэн Манибадраев.

Всем пятерым вменяют пункты «а», «б» части 3 статьи 286 УК (превышение должностных полномочий, с применением насилия и спецсредств). Павлову также вменяют пункт «в» этой статьи (с причинением тяжких последствий). Наказание по ней предусматривает лишение свободы сроком от трех до 10 лет. Кроме того, Плотникову вменяют часть 1 статьи 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями, до четырех лет лишения свободы).

19 апреля 2016 года из здания Федерации биатлона Бурятии, расположенного на территории лыжной базы в микрорайоне Аршан, исчезли два велосипеда и шуруповерт. На записи с камер наружного наблюдения было видно, что вечером в помещение зашли двое молодых людей, которые позже уехали на украденных велосипедах.

За месяц до этого начальник отделения по раскрытию имущественных преступлений Павлов составил рапорт о поступившей ему оперативной информации: на территории Железнодорожного района Улан-Удэ, в поселке Аршан, действует группа воров, в состав которой якобы входят живущие в этом же районе 17-летний Кобелев и 19-летний Тутынин.

Павлов завел так называемое дело оперативного учета и приступил к оперативно-розыскным мероприятиям в отношении предполагаемых участников группы, в том числе, начал прослушку их телефонных разговоров. Вскоре полицейский написал в деле оперативного учета, что к группе причастен и старший брат Никиты Кобелева, 23-летний Алексей, из-за чего она получила название «группа Кобелевых». Позднее на допросах коллеги Павлова признавались, что тот говорил о «группе Кобелевых» на каждом совещании, постоянно увеличивая число преступлений, к которым она якобы причастна.

В 2016 году руководство МВД по Бурятии на одном из совещаний поставило начальнику отдела, в котором работал Павлов, задачу активизировать работу по делу о группе, занимающейся кражами в Железнодорожном районе. Срок исполнения составлял две недели и истекал 6 июня.

В свою очередь, начальник отдела передал это распоряжение Павлову и ушел в отпуск. Совещание совпало с завершением реорганизации оперативно-сыскного отдела угрозыска бурятского МВД - на его месте создавался отдел по борьбе с мошенничеством.

В конце мая Павлов и оперативник Плотников, следует из обвинительного заключения, получили уведомление о выводе «за штат» - они оказались в распоряжении отдела кадров. Позже на допросах коллеги объясняли, что де-факто для Павлова это означало одно из двух - либо он «реализует» дело учета в отношении «группы Кобелевых», то есть задержит ее участников и уйдет на повышение в районный отдел, либо будет сокращен.

Однако из-за загруженности уложиться в срок полицейский не смог. Сам Павлов объяснял следователю, будто начальство узнало, что он подыскал себе новое место в районном отделе, и стало чаще назначать его ответственным дежурным, из-за чего времени на разработку группы Кобелевых не оставалось.

8 июня у заместителя начальника управлении угрозыска Бурятии должно было пройти совещание. Кроме Павлова туда приехал полицейский Олоктонов из отдела полиции №1 («группа Кобелева», согласно делу оперативного учета, действовала на его территории) и замначальника отдела по раскрытию карманных краж оперативно-сыскного отдела Игорь Манжуев - во время отпуска он заменял начальника отдела.

Однако совещание не состоялось. Тогда собравшиеся полицейские зашли в кабинет к заместителю начальника управления угрозыска; тот сходу спросил о деле «группы Кобелевых» и потребовал принести его для проверки.

Выйдя из кабинета, Павлов сказал Манжуеву, что контрольный срок по делу прошел, поэтому он будет задерживать его фигурантов. Для этого полицейский потребовал выделить ему сотрудников ОМОН.

По словам Манжуева, необходимость в участии ОМОНа Павлов объяснил тем, что, согласно оперативным данным, «преступники» собираются на стадионе в Аршане, «играют в футбол в большом количестве» и могут быть вооружены; в подтверждение он показал фотографию страницы Кобелева-младшего «ВКонтакте», на которой юноша позировал с предметом, похожим на пистолет (сейчас страница Кобелева в социальной сети удалена, однако в ходе обыска выяснилось, что этим предметом была зажигалка).

Манжуев стал заполнять бланк задания для ОМОНа и звонить начальнику подразделения - последний на допросе вспоминал, что замначальника отдела карманных краж сказал, будто бойцы нужны для задержания «жуликов», ранее судимых «беспредельщиков», которые занимаются в поселке Аршан разбоями, грабежами и кражами; при этом о возрасте «жуликов» Манжуев не упомянул - в противном случае, говорил начальник ОМОНа, он не подписал бы задание и не дал согласия на выезд своих подчиненных.

Согласно обвинительному заключению, Павлов приказал сотрудникам ОМОН положить задержанных на пол между задними и передними сиденьями, прижав их головы к полу, и отправиться к зданию управления уголовного розыска МВД по Бурятии. Выживший Дима Тутынин рассказал следователю, что в машине ему побои не наносили.

Добравшись до здания управления, гласит обвинение, сотрудники ОМОНа вернулись на дежурство. Павлов же попросил дежурного открыть ворота, взял у него ключи от подвального помещения, которое использовалось в качестве тира - по словам свидетеля, зачем они понадобились, Павлов объяснять не стал - вернулся к машине, дважды ударил кулаком Кобелева в спину, взял из багажника одеяло, скотч и противогаз, открыл дверь в тир и велел коллегам отвести туда Тутынина.

Олоктонов и Манибадраев накинули молодому человеку на голову капюшон, нагнули его лицом вниз и отвели в подвал. После этого к зданию прибыл еще один полицейский, который впоследствии станет обвиняемым - Валентин Смолин. Когда тот зашел внутрь, дверь подвала закрылась. Плотников остался ждать в машине вместе с Кобелевым.

Как вспоминал потерпевший Тутынин на допросе, в подвальном помещении полицейские приказали ему встать на колени и признаться в преступлениях, к которым тот якобы был причастен - краже велосипедов с лыжной базы в Аршане, золота из дома в Железнодорожном районе и плазменного телевизора из чьей-то квартиры.

Молодой человек отказался, тогда Павлов дважды ударил его дубинкой по икрам. Задержанный упал на колени. Затем, как выяснили следователи, каждый из присутствующих нанес ему по одному удару в голову, из-за чего Тутынин ударился головой о деревянное сидение табурета. После этого полицейские стали бить его по пяткам и ступням резиновой дубинкой, нанеся не менее 10 ударов.

«Он кричал, что ему больно, просил отпустить, но его не отпускали и говорили, чтобы он сознавался совершении краж личного имущества граждан. После чего двое сотрудников полиции положили его на лавочку, накрыли одеялом, обернули его скотчем и тем самым привязали к лавочке вниз животом.

После этого на него сели четверо сотрудников, а еще один снял с него капюшон, надел противогаз и стал перекрывать ему трубку, ограничивая доступ воздуха. Очки на противогазе были закрашены. Он задыхался, кричал. Они открывали воздух, спрашивали, будет ли он говорить о кражах», - пересказывал следователь показания Тутынина в обвинительном заключении.

Не выдержав, задержанный стал выдумывать обстоятельства мнимых краж. Доступ воздуха ему перекрывали около 20 раз, периодически задувая в противогаз едкий дым, говорил подросток; истязания продолжались в течение 60-70 минут, до часа ночи.

После этого Павлов вышел из подвала, посмотрел, нет ли на улице свидетелей, подошел к ожидавшему в машине Кобелеву, дважды ударил его кулаком по голове и вернулся, сообщив коллегам, что Тутынина можно выводить из подвала.

Манибадраев и Смолин отправились проверять показания задержанного - позже тот вспоминал, что, пока его возили по поселку Аршан, он показывал на случайные дома и рассказывал о выдуманных кражах, - а затем привезли на медосвидетельствование, которое показало наличие каннабиноидов в организме. Сам Тутынин уверяет, что наркотический дым в противогаз вдували полицейские в подвале.

Около шести утра, когда мать задержанного, всю ночь прождав сына в отделении, ушла домой, его привели на допрос к следователю. После допроса юношу отвезли в суд, который оштрафовал его за употребление наркотиков.

Когда Тутынин и полицейские уехали, их коллеги завели в подвал Кобелева. Павлов, говорится в обвинительном заключении, стал требовать от него признания в кражах, а, получив отказ, вместе с другими полицейскими уложил подростка на лавку, обмотал вокруг него одеяло и закрепил скотчем. Кобелева не заставило признаться и это.

Тогда Павлов попросил Олоктонова встать перед дверью и «обеспечить прикрытие», а сам, оставшись в тире наедине с задержанным, надел ему на голову противогаз и принялся бить, нанеся не менее четырех ударов в голову, пяти - по туловищу и восьми - по конечностям.

Затем полицейский сел на подростка сверху и сдавил трубку забора воздуха. Обвинение настаивает на том, что в этот момент Кобелева стошнило - рвотные массы не могли выйти из ротовой полости, закрытой противогазом, он вздохнул и умер от попадания инородной субстанции в легкие.

Через 15 минут машину Павлова, в которой тот вместе с Плотниковым и Олоктоновым вез тело Кобелева, зафиксировала камера на парковке больницы имени Семашко. Плотников нашел санитара, который проверил пульс задержанного - он не прощупывался - усадил труп на коляску и повез в больницу.

На допросе у следователя медбрат вспомнил, что полицейские очень нервничали. Когда их спросили, что случилось с молодым человеком, они ответили, что пытались задержать Кобелева, он убежал, а потом ему стало плохо.

Врач-реаниматолог, взглянув на Кобелева, тут же определил: «Вы же нам труп привезли!». По его словам, испуганный Павлов отреагировал следующей фразой: «Как труп, не может быть, еще 10 минут назад живой был!».

После ареста обвиняемых дело переквалифицировали со статьи 105 УК (убийство) на часть 3 статьи 286. Под стражей обвиняемые находились до лета 2017 года, когда всех, кроме Павлова, перевели под домашний арест. Осенью 2017 года всех фигурантов отпустили под подписку о невыезде.

Помимо видеозаписей, показаний выжившего потерпевшего и свидетелей, следователь строил обвинение на экспертизах, объясняет Сукачев. Двое экспертов подтвердили, что смерть Кобелева наступила от механической асфиксии (удушья), развившейся в результате аспирации (вдыхания) рвотных масс.

Специалист, перед которым следователь поставил вопрос, мог ли Кобелев задохнуться, если бы его стошнило после долгой пробежки, ответил отрицательно: без препятствия, перекрывающего выход из ротовой полости, рвотные массы не могли попасть в дыхательные пути.

Другие экспертизы нашли на поверхности одеяла, обнаруженного в машине Павлова, волокна-наслоения общей родовой принадлежности с волокнами ткани брюк Кобелева.

При этом сам полицейский объяснял, что одеяло он никогда из багажника не доставал и использовал его только как подстилку, чтобы возить строительный мусор. На резиновом уплотнителе в автомобиле полицейского обнаружили кровь погибшего, а на пластиковом пороге - смешанный след его крови и пота.

Наконец, экспертиза, исследовавшая брюки и футболку Павлова, нашла на одежде микрочастицы выделений - вероятно, рвотных масс Кобелева; полицейский пытался заверить следователя, что стошнило его малолетнего ребенка. Обнаружили эксперты следы пота и крови и на одежде Плотникова. Объяснить их появление, которое не согласовывалось с версией о том, что он сидел на переднем пассажирском сиденье и не принимал участия в пытках, Плотников не смог.

Уголовное дело насчитывает свыше 50 томов, одно только обвинительное заключение занимает пять из них. Как говорит Роман Сукачев, следователь приобщил к делу все материалы разработки, проходившей в отношении Кобелева - от прослушки до результатов оперативно-розыскных мероприятий. Из-за этого материалы были засекречены, однако позже суд оставил гриф секретности только на одном из томов.

Хотя статья 286 УК подсудна районным судам, дело в отношении полицейских рассматривает Верховный суд Бурятии: по словам Сукачева, все судьи Железнодорожного суда Улан-Удэ, куда было поначалу направлено дело, взяли самоотвод. Первое заседание состоялось лишь в августе 2018 года.

Процесс идет неспешно - за семь месяцев прошло всего 17 заседаний; пока судья успел только допросить свидетелей, а прокурор еще не начинал оглашать письменные материалы. Когда будут допрошены обвиняемые, авдокат Сукачев предполагать не берется.

Дело рассматривает судья Соном Габаев. Габаев - опытный судья; он начал карьеру в районном суде в 2000 году, в Верховном суде Бурятии - с 2004 года. В 2017 году совещание судей Бурятии признало его лучшим судьей года.

Сукачев уверен, что Габаев вынесет полицейским обвинительный приговор. «В этом случае нам повезло: во-первых, судья рангом повыше просто не сможет спустить дело на тормозах, как это могло случиться в районном суде. Во-вторых, доказательная база тут очень серьезная, отвертеться будет невозможно, а они все равно не признают вину.

Это тоже играет нам на руку: не признаешь вину, значит, больше дадут, к тому же, они изобличали друг друга все в том или ином виде. Недавно по делу у меня в производстве были осуждены два сотрудника СИЗО - один признал вину, и ему дали условно, другой не признал и уехал на четыре с половиной года», - объясняет представитель потерпевших.


Пароль:

[ /b/ /u/ /rf/ /dt/ /vg/ /r/ /cr/ /lor/ /mu/ /oe/ /s/ /w/ /hr/ ] [ /a/ /ma/ /sw/ /hau/ /azu/ ] [ /tv/ /cp/ /gf/ /bo/ /di/ /vn/ /ve/ /wh/ /fur/ /to/ /bg/ /wn/ /slow/ /mad/ ] [ /d/ /news/ ] [ Главная | Настройки | Закладки | Плеер ]